Вверх страницы
Вниз страницы

HEROES FALL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEROES FALL » INTRODUCTION » In The Mood


In The Mood

Сообщений 1 страница 40 из 85

1

http://se.uploads.ru/t/zEbOe.gif

Участники: Bucky Barnes, Steve Rogers;
Время и место действия: 1943-й, Италия,  Австрия
Сюжет эпизода: Приключения Капитана Америки и его отряда. Не вошедшее в кинохроники.

0

2

- Что вы чувствуете, будучи лучшим другом Капитана Америки? - напомаженный рот репортеши одновременно тянется в голливудской улыбке, выдает вопросы один тупее другого и закусывает мундштук сигареты.
- Э-э.. - Баки привык к вниманию. Но, черт побери, не такому. Тем не менее, оператор крутился рядом, брал крупный план и надо было соответствовать. Черт побери. - Гордость, - он улыбнулся отрепетированной улыбкой, вскидывая подбородок, - Быть частью отряда Капитана Америки - большая честь и большая ответственность. Я счастлив, что Стив Роджерс - не только мой командир, но и мой друг.
- Это правда, что Капитан в одиночку спас весь сто седьмой пехотный полк и вас, мистер Барнс, в том числе?
- Правда, - сержант прикрыл на миг глаза, стрельнул взглядом в камеру.
- А что происходило в плену? Это, должно быть, ужасно, быть в плену у нацистов. Вас пытали?
Улыбка лучшего друга Капитана Америки стала неестественной, будто приклеенной к лицу.
- Конечно. Это же нацисты. - сарказм в его голосе был почти не слышен.
- Они хотели узнать о Стиве Роджерсе?
- По правде говоря, я тогда не знал, что мой старый друг Стив Роджерс стал Капитаном Америкой.
- Кларенс, стоп, - репортерша толкнула оператора в плечо, - Мистер Барнс, людям нужен пример стойкости. История о том, как из вас пытались выбить важную информацию о Капитане Америке, но вы мужественно терпели пытки и ничего не рассказали, должна вдохновить людей. Понимаете?
Баки понимал. Кивнул, поправил ворот кителя, чтоб лучше смотрелся, выдал натянутую улыбку.
- Пробуем снова? Кларенс, снимай. Они хотели узнать о Стиве Роджерсе?
- Разумеется.
- И что вы им сказали?
- Ничего, - жестко ответил сержант Баки Барнс, перевел взгляд в объектив камеры, - Американские солдаты не сдают своих братьев по оружию. И не важно, в каком они звании. Стив Роджерс - мой друг, мой брат по оружию. Я скорее умер бы, чем сказал бы нацистам хоть слово.
- Прекрасно, мистер Барнс, просто прекрасно. Это непременно войдет в хронику.
- Не сомневаюсь, - он хмыкнул, - Теперь можно мне закурить? Спасибо, - не дожидаясь ответа, он сунул в зубы сигарету и, подкурив, развернулся спиной к журналистам. Курить и пить на камеру было нельзя - мы за здоровый образ жизни, разумеется. Друг Кэпа не может пыхтеть дымом как небольшая целлюлозная фабрика.
Друг Кэпа еще много чего не может делать, но делает. По счастью, в хроники это точно не попадает.

Стива он нашел в командном пункте. В принципе, можно было даже не искать.
С момента, когда мир перевернулся, и сопляк-Роджерс явился в сверкающих доспехах, чтобы спасти его, прошло две недели. Он все еще не мог привыкнуть к тому, что Стив теперь выше его на пол-головы и не шатается от дружеского хлопка по плечу. К тому, что махнулись, не глядя. Теперь Стив приковывал все взгляды и внимание, Баки же довольствовался отблеском его обаяния - чуть наивного, и все равно такого яркого.
Все любят Капитана Америку. Все знают Капитана Америку. Капитана - но не Стива Роджерса. Все, кроме Баки. Эта мысль слабо утешала.
"Никто из вас и не смотрел в его сторону, пока он не стал супер-солдатом. Руки, блядь, убрали. Это мой друг. Мой". - а эта утешала вполне себе.
- Когда ты так пялишься на карту, мне кажется, что ты ее сейчас раскрашивать начнешь, - фыркнул Баки, усаживаясь на край стола и аккурат прикрывая задницей Британию. - Ну что, Кэп, где наша следующая цель?
Голос Барнса звучал как и прежде - с хрипловатой ленцой, но выражение глаз после плена поменялось кардинально. Никакой тебе больше снисходительной самоуверенности: отчаяние, прикрывающее боль, и боль, прикрывающая страх, и страх, прикрывающий отчаяние, а сверху - тонкий лед безразличия и "море по колено".
Море по колено, Стив, не парься. Я же тут, с тобой, до конца, ты меня спас, ты молодец.
Ты это заслужил, в конце-то концов.
- Тебя эти репортеры не заебывают? - будто бы отвлеченный вопрос. Хоть в чем-то сейчас могут быть на равных. Почти.

0

3

Стив неотрывно рассматривал карту, пытаясь вспомнить, где же была расположена еще одна база Гидры, которую он все-таки забыл нанести на карту. Это, правда, не мешало ему выслушать Баки. Похоже, уже и ему журналисты опостылели. Рановато как-то, да и с чего бы? Его повышенное внимание никогда не смущало, а вот Стив был бы только рад, если бы всех этих писак можно было взять и перевести на Джеймса. И пусть бы он был голосом Капитана Америки, его, так сказать, представителем. Как Аарон и Моисей, только без христианско-иудаической патетики.

- Если не обращать на них большого внимания, то они не так раздражают, - задумчиво ответил Капитан, продолжая блуждать взглядом по карте.
Раздражают, да. На каждое резкое слово Баки у Стива было свое, более мягкое. Несмотря на серьезные различия, он не пытался переделать друга, но и от своих принципов не отказывался. В этом, считал он, и была суть настоящей дружбы: каждый оставался самим собой.

Напряженно вздохнув, Стив перевел взгляд на Джеймса: в его присутствии сосредоточиться все равно не получится. Роджерс разогнул спину и подошел ближе к Баки, оперевшись кулаком о стол. Прежде он держался на более длинной дистанции, но теперь все было иначе. Может, больше уверенности в себе появилось, а может, это было еще какое-нибудь неразгаданное последствие введения сыворотки.

- Скоро тема себя исчерпает, и они отстанут, - как бы успокаивая проговорил Стив, улыбаясь и глядя в глаза Баки. - Очень на это надеюсь. Тем более что мы скоро выдвигаемся, - он указал взглядом на карту и ткнул пальцем в будущее место их дислокации. - Приказ отдан, до состава его доведут в течение суток.

Роджерс наконец-то ощущал себя на положенном ему месте. Он был настоящим солдатом, а не просто изображал его. Костюм Капитана Америки лишний раз напоминал ему о том, что было до его приезда в Европу, и возвращаться к этому не было никакого желания. Все было в прошлом, тем более что этим прошлым Стив не мог гордиться. Баки вряд ли остался бы доволен рассказом о том, какой ерундой он занимался в Штатах, пока здесь погибали люди.

- Честно говоря, я плохо представляю, как поведу за собой команду, - Стив виновато потупил взгляд, остановив его где-то на уровне Ирландии. - Одно дело лезть в пекло в одиночку, другое - тащить за собой других.

0

4

- Тема героического Капитана Америки, стоящего на страже справедливости исчерпает себя? - хмыкнул Баки, отвечая легкой улыбкой на улыбку Стива, - Сомневаюсь. Ты герой, дружище. Ты легенда.
Он очень надеялся, что привкуса непонятной горечи в его словах не чувствуется.
- Придется нам обоим привыкнуть к вниманию прессы, - сержант хлопнул друга по плечу, вовремя сообразил, что смотрит не в глаза, а на подбородок, и думает не о прессе, а о том, каким образом сыворотка из слабого подбородка сделала этот восторг девиц от 7 до 77, быстро уткнулся взглядом в карту.

Новость о том, что выдвигаются скоро, была хорошей. Хорошо будет снова стрелять, бежать, чувствовать себя живым и не думать. Ни о чем. Стив, кажется, не разделял его готовности немедленно отправиться в пасть смерти. И в этом был весь он: о себе думал в последнюю очередь. Люди. Как же это, людей вести на смерть. Особенно, когда ты супер-солдат, а они - простые люди. Солдаты, конечно, тоже, и они сражаются не за свою землю, их никто не вынуждал записываться на фронт, для каждого это решение было добровольным, но... ни один из них не равен по силам Капитану Америке.
Баки думал, что было бы намного проще, если бы после чудесного превращения Стив задрал нос, объявил себя героем, надеждой нации и не сомневался ни в чем.
Но эти сомнения, неуверенность, скользящая иногда в синем взгляде, чуткость и упрямство одновременно, остались прежними. Искренними. В Капитане люди видели идеал. Баки же по-прежнему видел Стива Роджерса, хорошего человека со своими слабостями и странностями. И все равно слишком хорошего для... этого блядского мира. От этой мысли сводило скулы. А иногда - колени.
- Они сами за тобой пошли, - пожал плечами Джеймс, ладонью опираясь на карту позади себя, - Не бери на душу лишней ответственности. Мы говорим о толпе взрослых мужиков. Солдат. Хочешь их по-настоящему обидеть? Скажи им, что ты сомневаешься в них. И что лучше бы пошел в пекло в одиночку. Эй, Стив, ты хороший капитан. И хороший тактик, насколько я понимаю, - улыбка стала кривоватой, - Просто... не нарывайся сам. Тогда и мы не будем рвать свои задницы, чтобы вытащить твою, идет?, - выдохнул Баки, облизнув внезапно пересохшие губы.
В воздухе отчетливо повисло то самое чувство, после которого полагается рыдать и обниматься, клянясь в вечной дружбе и любви до гроба. Джеймс кашлянул и поспешил разбавить атмосферу.
- И на этой патриотической ноте я выпил бы чего-нибудь крепче кофе. Пока есть время до отправления и майор не выебет нас всухую за алкоголизм. Ставлю свою порцию мороженого: теперь ты с пол-стакана не пьянеешь.
Он плавно спрыгнул со стола, заправил большие пальцы рук за форменный ремень.
- Перед отправлением солдатам полагается увольнительная, так? Вот и организуй нам хорошие проводы, капитан, - сержант подмигнул и на какой-то миг стал похожим на того Баки, который смотрел на приятеля сверху вниз и нещадно таскал его на танцы.
Он подумал о том, что предпочел бы удрать в самоволку только с Кэпом и не делить его внимание еще и с остальным отрядом, но понимал, что это невозможно. Жаль.

0

5

Все верно говорил Баки. Сейчас он сумел найти те слова, которые больше всего были нужны Стиву, чтобы воспрять духом. Теперь, благодаря Джеймсу и его поддержке, он был готов снова идти в бой. Да и вообще многое в жизни Роджерса происходило благодаря или из-за Баки. Если бы не Джеймс, не было бы Капитана Америки, не было бы и щуплого парнишки, который изо всех сил старался быть лучше - не из противопоставления себя другу, а чтобы ему соответствовать, чтобы быть достойным его дружбы. Баки ведь всегда был умнее и, казалось, он насквозь видел Стива. Перед глазами до сих пор стоял осудительный взгляд Джеймса еще до его отъезда на войну: "да, и тебе совсем нечего доказывать" - конечно же, он был прав, обвиняя Стива в подмене понятий: ему действительно было что доказать, и не кому-то другому, а самому Джеймсу. Но Стив ведь ни за что не расскажет ему об этом, иначе Барнс просто посмеется над ним.

- Хорошо, - кивнул Капитан, приятельски хлопнув друга по плечу и направившись к выходу. - Я даже догадываюсь, где все наши могут быть.
И, конечно же, парни сидели за импровизированным столом, сложенным из двух ящиков из-под автоматов, и играли в домино. Стив подошел к ним и опустил ладонь на плечо одному из сослуживцев. Встретившись взглядом с Баки, Капитан улыбнулся ему. Вот он, здесь, рядом - напарник национального героя, его опора и поддержка, причина многих его поступков и одна из самых больших ценностей в его жизни. И Стиву теперь было проще сообщить товарищам о скором отправлении. Радостный возглас пронесся как среди членов команды, так и в рядах тех, кто наблюдал за игрой. Идея выпить была озвучена вновь, и Стив с готовностью ее поддержал.

Капитан, конечно же, не будет пить, и его команда вроде бы к этому привыкла. Зато он всегда был трезв и мог без проблем дотащить чье-нибудь обмякшее тело до койки.Что-то подсказывало, что это может потребоваться сегодня вечером. Пока все шумно отмечали, подчищая запасы алкоголя, Стив подошел к одному из офицеров:
- Держи связь. Сразу дай знать, если отдадут приказ передислоцироваться.
Тот сдержанно улыбнулся.
- Хорошо. Если будут какие-то проблемы, - он указал взглядом на Барнса. - сообщи.
Роджерс посмотрел на Баки и кивнул офицеру, а затем без лишних слов присоединился к своей команде. Стиву уступили место за столом, и он подключился к разговору, хотя, конечно же, больше слушал и только иногда вместо согласия растягивал губы в улыбке. Впереди было первое испытание для Капитана Америки и его команды, которое он рассчитывал пройти без потерь, ведь все его соратники - лучшие из лучших, превосходные бойцы. И Баки.

0

6

Наверное, это нервы, - думал Баки выходя на плац, где строился к отправлению отряд Капитана Америки.
Напиться он вчера так и не смог, несмотря на то, что хотелось очень, и, видит Б-г, он влил в себя достаточно виски и пива, чтобы сейчас едва стоять на ногах от похмелья, но нет. Голова была отвратительно ясной, белых пятен во вчерашнем вечере не наблюдалось. Пил. Танцевал пухленькую медсестру, которая почему-то не становилась краше с каждой выпитой рюмкой. Снова пил. Травил байки. Смешил Стива. Пил. Сбежал с медсестрой в санчасть. Вернулся. Пил. Помогал Стиву вести парней обратно. Лег спать. Привет, война.
К их отряду присоединилось еще пятеро. Теперь дюжина, вместе с бравым командором. Баки ревниво разглядывал молодые лица солдат, горящие неподдельным патриотизмом, готовностью служить, защищать, следовать за Капитаном Америкой до самого конца.
На правах сержанта Барнс прошелся вдоль строя. Идеально, твою мать. О.
Баки остановился напротив одного из новеньких. Второй ирландец в отряде, еще бы клевер на лоб налепил.
- Фамилия, рядовой.
- О'Райли, сэр, - отрапортовал ирландец, глядя поверх фуражки сержанта. С его ростом это было не так-то сложно.
- Вижу, что не Романо.
По строю пробежал смешок.
- Виноват, сэр, - сверкнул улыбкой рыжий, опустив ярко-голубой взгляд на Баки.
- Рад быть в отряде Капитана Америки? - ласково улыбнулся Баки.
- Так точно, сэр!
- Вижу, рядовой О'Райли. Ширинку застегни. Балбес.
Он с удовольствием отметил и смех отряда, и как заливается краской белая кожа - даже веснушки видны быть перестали, - и стал в строй сам. Настроение даже как-то улучшилось.

- Значит так, братцы, - Баки развернул карту местности и убедился, что все бойцы смотрят в нужном направлении. В карту. План разработал Стив, цели озвучил он же, а донести до отряда задачи максимально понятно - уже работа сержанта, -  Тот берег реки удерживают фрицы. Территория просматривается, но не патрулируется, что, на самом деле, спасает, но не очень: у них там два пулемета и если засекут - нафаршируют пулями как рождественских гусей, блядь, поэтому если кому-то приспичит пёрнуть под водой - лучше зашейте жопу сами, потому что иначе в аду зашью я, и зашью, сука, нахуй всё. Выдвигаемся в два ночи. В это время у них смена караула. Тим, Джим, Джеймс и ты, как тебя, Фред, вы заходите во-от отсюда. Гейб, Жак, Макс и О'Райли, вы идете под мостом. Я, Кэп, Роб и Гарри дуем прямо. Действуем тихо, режем глотки, не стреляем. - он ткнул кончиком ножа в кружок, очевидно обозначавший дот, - Вот тут держат этого педрилу из Гидры, которого нам надо тихо, ТИХО, блядь, я сказал, оттуда умыкнуть. Знаете, почему мы по его душу идем? Потому что этот фашистский пиздюк - предатель, который тащит ебучей Гидре информацию о наших шпионах и диверсантах в тылу врага. Наше с вами счастье, что он слишком труслив, чтобы предъявлять документы сразу, он хочет подороже продать свою вонючую шкуру и завтра его транспортируют к командованию. Так вот, наша с вами задача - сделать так, чтобы многие наши славные парни не были раскрыты и расстреляны.  Они своими разведданными наши с вами жопы спасали не раз и не два. Теперь наш черед. Задача ясна? Задача ясна. Можете поспать, пожрать или подрочить, через  пять часов выдвигаемся. Вольно, нахуй.
Барнс сложил карту, сунул ее во внутренний карман кителя и собирался было отойти к Стиву, сидящему у дерева, как его задержал О'Райли, перехватив за плечо.
- Брендан. Меня зовут Брендан.
Баки обалдело посмотрел сначала на руку рядового, потом соизволил поднять взгляд к его лицу.
- А мне-то с того какая печаль, сынок? - вскинул бровь он. 
- Ты всех зовешь по имени. Кроме меня.
- Может, мне твоя фамилия нравится, - огрызнулся Баки, выдергивая плечо из цепкой хватки и устремляясь куда шел.
- Себе такую же хочешь? - бросил насмешливо ему в спину О'Райли.
- Ага. Замуж позови после войны, - не разворачиваясь, ответил Баки, отставив в сторону руку с оттопыренным большим пальцем. Молодец, рядовой. Возьми с полки консервы.

- Личный состав проинструктирован, капитан, - оказавшись рядом со Стивом, Баки улыбнулся и приложил ладонь к козырьку, отдавая честь, - Разрешите примостить седалище рядом с вашим, капитан.
Не дожидаясь ответа, Баки опустился на землю рядом с другом, прислонился спиной к тому же дереву - так, чтобы плечом касаться плеча.
- В том лагере от полусотни фрицев. Думаешь, выйдет все по-тихому сделать? - вопрос был отчасти риторическим. Просто ему хотелось пообщаться о чем-то с Роджерсом, а о чем говорить, кроме как о деле?
Баки напоминал себе Стива. Это раздражало. Раздражало, на самом деле все - и погода, и отряд, и необходимость лезть в холодную воду, и О'Райли этот, следующий по пятам, и сам себя раздражал, а от этого не деться было тупо вообще никуда. Как и от желания не отходить далеко от Стива, быть рядом и касаться плечом плеча.

0

7

Теперь Стив понял, кого напоминал ему Баки своей манерой общения. Отправившись в военный лагерь Лихай, еще хилый Роджерс встретил полковника Честера Филлипса, который был порядочным человеком, однако его методы воспитания новобранцев подкреплялись не только повышенным вниманием к каждому из будущих солдат, но и крепким словцом. Но, возвращаясь в мыслях ко временам до введения ему сыворотки, Стив всегда с благодарностью и уважением вспоминал о Филлипсе.

Капитан улыбнулся, когда Баки к нему подошел, и захлопнул тетрадь, зажав карандаш между изрисованных страниц. Джеймс уселся рядом с ним, и сейчас, если не брать во внимание военное время, могло бы показаться, что они вернулись в родной Нью-Йорк и, в очередной выходной день сбежав из дома, просто отдыхают под деревом где-нибудь в Центральном парке. Стив не загадывал, что будет потом, когда война закончится - а она когда-нибудь должна закончиться, - но надеялся, что, пройдя войну вместе, они станут еще ближе. Этой мотивации, казалось, достаточно для того, чтобы остаться в живых самому и уберечь от гибели Баки.

- Мы разнесли производственную базу Гидры, хотя она находилась под куда более серьезной охраной, а мы были практически безоружны, - ответил на вопрос Джеймса Стив. - Теперь у нас есть оружие, а в команде - лучшие из лучших. За пятерых новых не ручаюсь, но мне их рекомендовали как отличных солдат.

Роджерс напряженно замолчал, перебирая пальцами уголки листков тетради. Кто бы мог подумать еще лет пять назад, что случится война? Мир ведь еще не отошел от первой мировой, и при живых ветеранах разразилась новая, куда страшнее и разрушительнее. Кто бы мог подумать, что ставку сделают на жалкого художника-иллюстратора, который никогда в своей жизни не нес ответственности ни за что, кроме как за самого себя? Кто бы мог подумать, что они будут воевать с Баки плечом к плечу за чей-то чужой мир, да и вообще что они будут воевать вместе? Стив нередко задавался вопросом: почему я? Хотелось бы ему знать, отчего Джеймс еще в школьные годы выбрал его своим другом, в то время как многие желали его дружбы и внимания. Может, уже тогда он увидел в Стиве что-то важное? Или, наоборот, чего-то важного не увидел.

- Мы первый раз идем на Гидру в таком составе. В нашем успехе я не сомневаюсь, но уже по итогам будем решать, что было сделано правильно, а что нет.

Джеймсу, казалось, и море по колено, настолько уверенным в себе и своих силах он выглядел. Но было ли так на самом деле, Стив не знал. Не знал он и того, доводилось ли Барнсу прежде убивать, а если да, то сколько крови было уже на его руках? Сейчас, на войне, совесть не так терзает, но Роджерс боялся, что, вернувшись домой, он не сможет спокойно спать по ночам.

Многие солдаты Гидры носили маски, и с ними было легче расправляться: не было видно их лиц. Другое дело - обычные солдаты, но на фронте Стив не бывал, а даже если бы его туда и отправили, он не смог бы убивать. Отвечать на агрессию простых людей должны такие же простые люди, которые живут там, куда вторглась немецкая армия. Свой дом, свою родину должны отстаивать те, кто там живет, а не какие-то приезжие из-за океана вояки. Стив видел свое предназначение в уничтожении Гидры или хотя бы разрушении ее планов, но он точно не был тем, кто мог остановить саму войну.

Дали сигнал к общему сбору полка. Ребята из команды пошли на построение. Роджерс тяжело вздохнул и с плохо скрываемой тревогой во взгляде посмотрел на Баки:
- Готов? - вестимо, не к построению, а ко всему тому, что их ждало в очень скором времени.

0

8

Баки воздел очи горе.
- В том, что мы все там разнесем, я не сомневаюсь и не сомневался ни секунды, Стив, - сказал он, - Эта миссия - диверсионная. Чем меньше засветимся, тем лучше. Не то чтобы я любил фрицев, но сейчас чем меньше трупов - тем лучше. Что сказал майор Браун? Мы должны уметь не только пронестись на раше по вражеской базе, но и действовать скрытно. Учить-то нас учили. Теперь пора на практике.
Он не договорил. И так понятно, что. Убивать тихо.

Еще тогда, на базе и в безопасности, Баки кивнул Стиву и улыбнулся - готов, конечно, спрашиваешь еще, капитан. Тогда уверенности во взгляде было куда меньше, чем сейчас, когда он стоял по колено в холодной речной воде, мокрый, но не чувствующий холода. Адреналин убирал весь физический дискомфорт и Баки еще думал, что именно это, наверное, и есть самая настоящая сыворотка супер-солдатов. Отрешиться от боли, холода, усталости, страха смерти - и идти вперед, делать свою работу.
На другой берег реки они перебрались неслышно, будто бы делали это сотню раз прежде. Лица вымазаны в грязи, заходят с разных сторон, прячась в тенях, и тут мелькало бы сравнение со хищниками у загона с овцами, вот только внутри загона - ничерта не овцы, а волки.

Убивать раньше ему доводилось - в ожесточенном бою, и убитые им были всего лишь человечками во вражеской форме, ни лиц не успевал рассмотреть, ни глаз. Но все вышло легко. Баки вынырнул из тени за спиной караульного, одновременно зажимая ладонью рот и проводя лезвием ножа по запрокинувшейся шее, несколько секунд удерживал, пока не почувствовал, как обмякло тело. Краем глаза видел, как уложили второго караульного, слышал хруст.
Все казалось намного легче, чем тогда, на базе Гидры. Там были кордоны, там была боевая техника, супер-оружие, которое они позаимствовали в количестве пары десятков единиц, а здесь - мешки с песком, окопы, дома, брошенные местными жителями и занятые сейчас фрицами.  Не база - лагерь, хоть и довольно обжитый.
"Дот" оказался красивым домом у церквушки. Наверное, раньше там жил священник. Теперь там, несмотря на поздний час, горел свет и играла музыка.
Их группа передвигалась быстро, от укрытия к укрытию. Один раз они встретили троих идущих вдоль по улице солдат, но Баки удержал винтовку Роба, сделал жест рукой - "пусть идут". Это не карательная миссия, как бы не хотелось устроить здесь фейерверк.

Они встретились, как и договаривались, у задней стены церкви.
И у всех были новости.
- На въезде в город представительная машина. Кто-то из больших шишек приехал, - Джим кивнул на дом, где укрывалась их цель, предполагая, очевидно, что у предателя сейчас либо будут гости, либо его отконвоируют раньше.
- И есть еще одна проблема. Овин на окраине деревни. Там с десяток пленных, - сообщил Гейб шепотом.
Баки хотел было сказать "это не наша задача, мы не можем рисковать срывом операции", но не смог вытолкнуть и слова. Кто-то сейчас, точно так же, как и он сам две с гаком недели назад, лежит там, связанный, и из последних сил надеется на то, что его не бросят.
- Мы не можем их бросить, Стив, - Баки повернулся к другу, - Просто не можем.
А еще мы не можем позволить документам о разведчиках попасть в руки врага. Документы надо вернуть, предателя - убить, или доставить в тыл, под трибунал. Но после того, как мы это сделаем, придется очень быстро отступать. И, скорее всего, отстреливаться. Времени забрать пленных не будет. Хотя.
Сержант притянул Стива за шею, почти утыкаясь носом в ухо:
- Слушай, есть идея, - зашептал на ухо капитану он. Решение должен был принять Стив, и сделать это сам, а не под давлением отряда, так что пусть лучше никто больше не услышит альтернативного варианта миссии, -  Берешь пятерых - идешь по душу мерзавца. Для дома хватит. И я пятерых возьму, освободим пленных. Встретимся под разрушенным мостом, обратно - крюк сделаем, через озеро, там проще будет незамеченными проскользнуть и с пленными. Мы не можем выбирать между задачами. Надо сделать все одновременно. Дай мне добро на проведение операции и я все сделаю. - Баки отпустил его шею, чуть отстранился, - Что прикажете, капитан?

0

9

Капитан делал ставку на эффект неожиданности, поэтому новость о гостях не сильно его смутила. Ну, десятком солдат больше, десятком меньше. А вот известие о пленных... Вот та ситуация, где самому Стиву стало ясно, какую часть его личности занимает он сам, а какую - Капитан Америка. Сейчас, к своему стыду, он готов был просто забраться в дом, выкрасть оттуда перебежчика и свалить из деревни, оставив пленных там, где они находились. Без смнения, без жалости. Среди них ведь не было Барнса.

Стив еле слышно выдохнул, когда Баки притянул его к себе, чтобы изложить свои мысли. В ответ Роджерс опустил ладонь на плечо другу, чуть сжимая его руку пальцами. Горячее дыхание Барнса на шее в контрасте с холодным осенним воздухом вызывало мурашки на коже, и было сложно воспринимать смысл слов, которые говорил ему Баки - тихо, шепотом. А потом он отстранился, как будто не только отступил на шаг, но и оторвал от Стива часть его самого: хотелось притянуть обратно к себе за плечо и уговорить, приказать остаться рядом. Но нет, герои так не поступают.

Выбор показался сложным в первые секунды, но после стал предельно очевиден. Баки ловкий и юркий, и он уж точно не облажается, спасая пленных. Даже если из-за Стива поднимется шум - а такой вариант нужно было допускать, - люди уже будут спасены. Если же у Капитана все пройдет без проблем, то и ему будет чем похвастаться. Но самое главное, Баки будет где-то на окраине деревни, а значит, будет и меньше риска для его жизни. Эта мысль окончательно убедила Роджерса в правильности его решения. Он кивнул, давая Джеймсу свое согласие.

- Выполняй. Бери пятерых - и ступайте вызволять пленных. Встретимся в условленном месте. Остальные - за мной.
Хотелось что-то еще сказать Баки, что-то значимое, ну или хотя бы еще немного оттянуть момент, но, Сжав кулаки, Роджерс развернулся и скрылся за углом дома. Лучше все хорошее он скажет Барнсу уже по возвращении в расположение. А сейчас нужно было собраться и приступить к делу.

- Мы готовы, - Стив услышал тихий голос позади себя. - Идем?
- Да, двоих охранников с черного хода убираем, а там решим, как пробраться внутрь. Каждые пятнадцать минут нам нужен сигнал о том, что все в порядке. Но будем надеяться, что караул сменяться в это время не будет.
- Так точно, Кэп, - с улыбкой ответил один из солдат.

Он махнул своим соратникам, и те, перемахнув через забор, оказались во дворе нужного дома. Еще минута - и подмяли под себя двоих охранников у дверей, сразу же натянув на себя их верхнюю одежду. Один из ребят подсадил Капитана к окну на втором этаже. Армейским ножом подцепил шпингалет и, вытолкнув стержень из отверстия, распахнул створку и забрался внутрь. Часть дела сделана.

0

10

Баки хлопнул капитана по плечу и улыбнулся.
Он радовался не столько возможности спасти пленных, сколько тому, что вышел сейчас из тени Капитана Америки, принял правильное решение, фактически, повел миссию. Теперь оставалось сделать еще две правильных вещи.

- Гейб, какая там охрана? - спросил Баки, когда они со своей группой оказались с другой стороны церкви и пережидали, пока мимо пройдет очередной патруль.
- Не рассмотрел толком. Двое с одной стороны, двое с другой, плюс ходит же патруль.
- Хорошо. Так, слушай сюда план. К сараю идем вчетвером. Я, Гейб, Макс и Тим. О'Райли и Роб остаются здесь и прикрывают отход Кэпа с ребятами, когда те выйдут из дому.
Ребята переглянулись. Это выходило за рамки предложенного ранее плана, но все понимали, что это действительно правильное решение. И, как Баки показалось, как минимум Тим и Гейб понимали причину такой внезапной перестановки.
- Новичков на прикрытие? - скептически спросил Тимоти.
- Тогда ты здесь, - прошипел Баки, начиная раздражаться. От холодного воздуха и шепота горло начинало болеть. Так, а вот это нельзя. 
- А я тогда пойду, - О'Райли, не дожидаясь ни подтверждения, ни одобрения, стал за плечом сержанта, а на своем поправил ремень винтовки.
- Немного ирландской удачи всем нам, - подмигнул Тим.
У Барнса не было настроения спорить.

Площадка перед овином была освещена достаточно ярко.
Они дождались, пока патруль дойдет до конечной точки маршрута и, перекинувшись парой слов с постовыми, пойдет обратно.
Макс и Гейб двумя тенями метнулись к заднему входу в здание, О'Райли и Баки в несколько перебежек подобрались в освещенной площадке и вовремя укрылись за прошлогодним еще, наверное, кубом сена.
Спустя несколько минут из овина послышался какой-то шорох. Дождавшись, пока один из солдат, бормоча что-то по немецки, отопрет замок на огромных двустворчатых дверях, Баки и его напарник, одновременно бросились вперед. Эффект неожиданности сыграл свою роль - те не успели сделать ни единого выстрела.
- Внутрь их затаскивай, скорее.
Двери они закрыли изнутри и Баки тут же принялся вытряхивать тела из длинных шинелей. Одну шинель с фуражкой он бросил О'Райли, вторую - Максу.
- На вход, быстро.
И только тогда обернулся, оценивая ситуацию с пленными.
- Ебать ту Люсю... - одними губами произнес Барнс, оглядывая - не десяток - а, по меньшей мере, втрое больше пленных.

0

11

Следом за Стивом в окно забрались еще двое. Роджерс выглянул в окно, дав остальным сигнал стоять и ждать.
- Кто-то идет, - шепнул Гарри.
Подойдя ближе к двери, Стив прислушался: за шумом голосов и музыки он мог отчетливо расслышать шаги: одни, армейской чеканки, и другие, медленные, сбивчивые, шоркающие - или старика, или раненого. Шаги приближались. Оглянувшись на парней, Стив дал понять, что идут, похоже, сюда. Куда прятаться? Под кровать? Все не уместятся, да и она не застеленная, их под ней будет видно. Вместо шкафа - комод. Пустой стол со стулом рядом. Черт побери. Втроем вжались в стену возле двери. Похоже, придется все-таки немного пошуметь и подраться.
Шаги остановились где-то рядом. Скрипнула дверь.
- В соседнюю зашли, - Гарри с облегчением выдохнул.
Небольшой шум, какая-то возня в соседней комнате - и дверь скрипнула снова, но теперь по деревянным половицам обратно простучал только армейский шаг.
- Туда, - кивнул головой Стив, предлагая посмотреть, что там в соседней комнате.
Мигом метнулись в соседнюю комнату, лишь слегка скрипнув дверью, закрывая ее за собой. Там на стуле сидел мужчина в офицерской форме вооруженных сил СШа. На его лице были видны кровоподтеки, капли крови были и на одежде. Неужели это тот самый? Мужчина поднял усталый взгляд из-под темных волос: казалось, он вовсе не был удивлен гостям.
- Если у него что-то и было, из него уже все выбили, - проговорил Гарри, почесав затылок, а потом подошел ближе. - Ты уже сдал им всех? Ну?
Пришлось тряхнуть мужчину, чтобы он слегка пришел в себя и открыл рот.
- Никого я не сдавал. И я не тот, кто вам нужен.
- Это что еще за хрень? - Фред покосился на Капитана, а потом задал свой вопрос: - Как твое имя?
- Адам Блит, - безразлично ответил мужчина, блеснув в полумраке светло-карими глазами. - первый лейтенант корпуса морской пехоты Соединенных Штатов, - он словно автоматом повторял ранее заученный текст.
- И что значит, ты не тот, кто нам нужен? - чтобы получить ответ, Фреду пришлось толкнуть офицера в плечо.
- Вам нужен подполковник Стентон, у него все данные, которые нужны немцам - диверсанты, лазутчики, шпионы... Вы ведь за этим пришли?
Стив удивился, как можно было задать вопрос, при этом его не задавая. Он скользнул взглядом по лейтенанту и обратил внимание на истекавшую кровью ногу. А тем временем Фред не унимался:
- Если нам нужен этот... подполковник, то ты тогда что здесь делаешь? Тебя сюда чаем, что ли, поить, привезли?
- Я подставное лицо. На меня спишут слив информации и зароют, а Стентон, как ни в чем не бывало, продолжит работу.
- Фред, - заговорил, наконец, Стив, перебивая очередной вопрос солдата. - Передайте его парням внизу. У него нога перебита, нужна помощь.
- Но Кэп, мы не можем ему доверять.
- Не только ему, - сдержанно ответил Стив, подумав о том, кому его тоже просили не слишком доверять. - Но у нас нет выбора. Развяжи ему руки. - посмотрев в глаза Адаму, а имя его почему-то сразу запомнилось, Капитан спросил: - Где сейчас подполковник?
- В подвале, - пожал плечами Адам и тут же поморщился: видимо, было вывихнуто плечо.
- Интересно, мы много внимания привлечем, если спустимся прямо по парадной лестнице? - подал голос Гарри.
Блит перевел теплый, но усталый взгляд на Гарри.
- Вход, вообще-то, с улицы, - процедил он явно сквозь боль, но стало понятно, что, будь у него больше сил, он непременно бы сыронизировал.
- Вы оставайтесь, справлюсь сам, - Стив распахнул окно в комнате и, оставив парней заниматься раненым, спрыгнул на землю и поспешил ко входу в подвал.

0

12

У него была прострелена нога повыше колена. Кровь, пропитавшая повязку, казалась свежей.
- Капитан Джек Ливингстон, восьмой десантный, - представился парень в форме американских ВВС, тоже основательно залитой кровью.
- Сержант Джеймс Барнс. Сто седьмой пехотный.
- Пришли за нами? Маловато вас, - хмыкнул капитан.
- Вообще-то не за вами, - признался Барнс, - Но раз уж вы тут, то будем вытаскивать. Идти сможете, капитан?
- Сам - нет, - тот дернул щекой досадливо, - Полагаю, в таких случаях полагается говорить "оставьте меня здесь, спасайтесь сами"? - усмехнулся. Взгляд у него был светло-серый, будто выгоревший, лицо и волосы в крови и копоти.
Баки окинул взглядом помещение. Гейб и первые освобожденные им десантники помогали освобождать других - быстро, тихо, без лишних движений. Кто-то уже обыскивал убитых охранников, разбирая оружие.
- Именно так и полагается говорить, - ответил Баки, глядя в глаза десантнику, - А мне полагается ответить - "американские солдаты своих не бросают". Дотащим, капитан.

- У нас пятнадцать минут до следующего патруля, Бак.
- Помню. Все идти могут?
- Все кроме двоих. Капитан, у еще одного нога вывихнута. Но и остальные в основном ранены и обессилены.
- Самые здоровые пусть тащат тех, кто сам идти не может, раздай оружие фрицев парням.
- Макса и Брендана с поста снимать?
- Кого?
- О'Райли.
- В последнюю очередь. Отсутствие постовых будет заметно издали, как будем готовы выдвигаться - пусть прикрывают отход и дуют за нами. Выдвигаться будем партиями. Первую ведешь ты, тех, кто сам идти может и с оружием. Доведи их до опушки леса на другой стороне реки и возвращайся, следующую поведет Макс...
- Мы же должны встретиться под мостом с Роджерсом и остальными, - возразил Гейб, чем заработал неодобрительный взгляд Барнса.
- Ты как эту толпу под мостом разместишь?.. Они ранены, их нужно уводить подальше. Под мост к Стиву отправим тебя или того же О'Райли, чтоб передал стихийно возникшее изменение планов. Давай, первая партия на выход, - Баки легонько подтолкнул Гейба в сторону заднего входа в овин, где уже столпилась небольшая группа бывших пленников.
- И через поле не иди. Там мины.

Барнс засек пять минут. За это время они должны были добраться до реки, на берегу которой стоял овин, и пересечь ее. Он чутко вслушивался в звуки ночного лагеря, но ни взрывов, ни выстрелов не слышал. Мыслями он то и дело возвращался к Стиву, который был занят своей миссией, и не мог избавиться от неприятного холодка под лопаткой, хотя, конечно, переживать за супер-солдата, наверное, было глупо. Конечно, Стив справится, как иначе-то.
Баки заменил Макса на посту, а тот повел следующую партию солдат, на сей раз - с раненными. В сарае оставалось еще десять бывших пленников, нетерпеливо ждущих своей очереди выдвигаться.
- Ты здорово все придумал, - не глядя на сержанта, тихо заметил О'Райли.
- Заткнись, О'Райли.
- Ты всегда такой дружелюбный или только с теми, кто тебе искренне симпатизирует?
- Знаешь... - Баки развернулся к рядовому и собирался было высказать все что он думает о школьных попытках подружиться, как на поле прогремел взрыв. - Блядь, - он почувствовал, как отливает от лица кровь, - Макс, придурок...
В лагере тотчас кто-то закричал на немецком, в сторону реки побежали люди с автоматами. Баки открыл двери овина и крикнул оставшимся солдатам, чтобы валили в сторону леса, не дожидаясь проводников, но не через поле!
- К пулеметам, - бросил он ирландцу, прежде, чем кинуться в сторону укрепленных на огневой позиции пулеметов.
Вовремя, как оказалось. К одному уже подбежал немецкий солдат и готов был прошить очередью пространство за рекой. Форма помогала - в общей суматохе их не сразу вычислят.
- Подрывай, - велел он, а сам сорвал с гранаты чеку, бросил ее под пулемет и кубарем скатился вниз по склону. Спустя пару секунд по склону сбежал О'Райли.
- Нам надо к мосту, - зашипел тот, когда они уже входили в воду.
- Ты идти к мосту, дождись Кэпа, доложи обстановку.
- А ты куда?!
- На тот берег, к полю. Взрыв был всего один. Там могли остаться живые.
- Ты в своем уме?
- Нет, конечно. Выполнять, рядовой!

От холодной воды едва не случилась судорога, но ему удалось второй раз за ночь проплыть это расстояние. В лагере слышалась стрельба, а над полем поднимался дымок.
О первое тело он едва не споткнулся - осколок мины перебил парню шейную артерию и, судя по всему, тот умер быстро. Второе увидел издали из-за тлеющей формы. Макс. Как чуял.
Третье тело... телом не было, хотя и лежало неподвижно.
- Капитан?.. - Баки присел на корточки рядом с Ливингстоном, слепо прошелся руками по груди, не то проверяя на наличие ранений, не то убеждаясь, что тот действительно жив.
Прошла целая вечность прежде, чем тот разлепил пересохшие губы и прохрипел:
- А вы, сержант, не сдаетесь?
- Не имею такой привычки, - засмеялся Барнс, - Где остальные?
- Полагаю, уже доползли до леса. Я тоже полз, но... - он виновато пожал плечами.
Кто-то подорвал гранату на той стороне реки, оба они вскинули головы на шум и увидели, как пылает один из домов.
Второй раз за ночь Баки обмер. Они все-таки приняли бой?.. Стив. Черт.
Он сжал ладонь капитана и попытался выдать ободряющую улыбку.
- Я за вами вернусь. Обещаю. Но мне...
- Да, я понимаю, сержант. Надо. Идите.
Холодные темные воды встретили его почти приветливо.

0

13

Возле подвала никого не было. Похоже, не ожидали непрошеных гостей. Стив приоткрыл дверцу и начал спускаться по лестнице. На полпути остановился и прислушался: голоса. Рука скользнула на кобуру, пальцы расстегнули ее и достали пистолет. Теперь он был готов разобраться и со стукачом, и с теми, кто окажется у него на пути.
- Это все? Думал, их больше будет, - проговорил кто-то на ломаном английском.
- Мы здесь всего год как работаем, - ответил глухой мужской голос - видимо, тот самый подполковник.
- Верно, верно... А Блит - это один из шпионов?
- Можно сказать и так. В смысле, да. Там есть его досье.
Стив присел на корточки и уже мог видеть, что происходило в подвале. За небольшим столом сидел тот самый подполковник, перед ним туда-сюда с бумагами в руках расхаживал мужчина в немецкой форме, а рядом стояло еще человек пять. Много, конечно, но из подвала-то выход один.
Позади послышался шум, Стив тут же обернулся. В дверях показался Фред. Вот ведь! Никакого терпения у парня! Солдаты Гидры тут же среагировали и поспешили вверх по лестнице. Стиву и Фреду пришлось подняться повыше, чтобы неожиданно из темноты обрушиться на гидровцев. Соприкоснувшись плечом к плечу и кивнув друг другу, они резко сбежали по лестнице, по пути добив оставшихся двоих солдат. Фриц вовсю размахивал пистолетом, бранясь и угрожая пристрелить.
- Не подходить! Не подходить! - бормотал себе под нос немецкий офицер.
Ну, не подходить так не подходить. Стив неспешно достал щит и, запустив им в противника, сбил его с ног. Присев, Роджерс забрал лежавшую рядом с ним папку с несколькими досье. Фред тем временем скрутил подполковника, словарный запас которого, в отличие от немца, был куда богаче.
- Обоих возьмем, - проговорил Роджерс, но гидровец тут же самоустранился излюбленным их методом - отравившись.
- Ну, баба с возу... - криво усмехнулся Фред, давая подзатыльник брыкавшемуся под ним подполковнику.
- Рядовой, ты же понимаешь, что сегодня уже дважды нарушил субординацию? - поинтересовался Стивен.
- Могу себе позволить, служа в команде ненастоящего капитана, - растянул губы в улыбке Фред, чертовски довольный собой.
Роджерс улыбнулся, подал руку Фреду, помогая встать, а потом поднял подполковника  за ворот и поставил его на ноги. Передав документы в руки рядового, он посмотрел на своего пленника:
- Пойдем. Тебя ожидает очень приятная встреча.
Выбравшись из подвала, они поспешили уйти подальше от дома. Как оказалось, Адама уже увели оттуда, чтобы получить небольшую фору до того момента, как их нагонит Стив с Фредом и Гарри.
Пересечь деревню в обратном направлении было сложнее. Грузный подполковник, с одной стороны, оказывал сопротивление, а с другой, он не мог в случае чего перелезть через ограду, и нужно было его через нее перекидывать, а потом еще и поднимать. Есть ли игра в метание через забор жирных тюфяков, Стив не знал, но если такой не было, то ее стоило бы изобрести. Умиротворяет.
Ближе к мосту они нагнали остальных. Адам, видимо, был слишком горд, чтобы позволить кому-то себя тащить, поэтому и сейчас хромал, оперевшись на одну догу, а рукой держался за плечо Жака - но шел сам, черт побери!
- А вы что здесь делаете? - спросил Стив у Тима и Роба, которые вроде бы должны были уйти с Баки.
- Они ушли втроем, - ответил Роб, после чего получил неодобрительный взгляд от Капитана.
- Что, ты еще жив? - хрипло спросил подполковник Адама. - Думал, тебя сразу застрелят.
- Стентон, заткнись, - прошипел Блит сквозь зубы, и со стороны он казался сдержанным, но его расширенные зрачки говорили о том, что он на взводе.
- Да ты и так уже труп, посмотри на себя.
- Замолкни...
- Ты предатель, тебя под трибунал отведут, и брата твоего...
- Закрой пасть! - развернувшись на одной ноге, Адам выхватил пистолет из кобуры Жака и направил его на Стентона.
- Адам, не надо, - взволнованно проговорил Стив. - Не надо, слышишь? Он твое алиби!
Почему-то Роджерс был свято уверен в невиновности лейтенанта, но объективных причин этому найти не мог. Блит бросил взгляд на Стива и, опустив пистолет, нажал на курок, выстрелив подполковнику в ногу. Фред аж подскочил:
- Ты что творишь?!
Жак тут же вырвал пистолет из рук Блита, пока остальные ошеломленно смотрели на произошедшее. Стив встретился взглядом с Адамом, понимающе кивнув, и, вовремя отреагировав, когда лейтенант чуть не упал без сил, он подхватил его под грудь.
- Поднимите полковника, и проваливаем отсюда, пока нас не обнаружили.
И тут раздался взрыв. Стиву поплохело, и он готов был сам без чувств упасть вместе с Блитом. Баки. Остальные. Пленные. Что пошло не так?
- Кэп, - Фред толкнул Стива в бок, возвращая к реальности. - Похоже, пекло еще впереди. Отдашь приказ пойти другим путем?
- Нет другого пути, - решительно ответил Капитан. - Идем вброд и дальше по плану.
Стив поднял Адама на руки и вошел в реку. Вода была холодной, и оттого Роджерс все крепче прижимал к себе горячее тело Блита, у которого, похоже, был жар. Рана наверняка была уже инфицирована.
А впереди - неизвестность. Лишь бы с ребятами было все в порядке. Только бы Баки остался цел. И тут прогремел еще один взрыв, но уже на другой стороне.
- Твою мать, что происходит?! - возмутился Гарри.
- Не болтай, иди быстрее, - отреагировал Тим.
А Стив сцепил зубы, но уже не от холода, а от страха. И, конечно же, не за себя. На черта эти пленные вообще сдались Джеймсу? Уже бы давно разобрались со стукачом и спокойно отправились в расположение. А теперь... Роджерс был растерян, но знал, что ему нужно добраться до противоположного берега. А уже там он что-нибудь придумает. Обязательно придумает.

0

14

Противоположный берег реки был высвечен отблесками пламени, стрельбы слышно больше не было - но вот криков на немецком хватало. Кто-то отдавал приказы - прочесать берег, перейти реку, ага, нашли трупы и пустой сарай.
Баки искренне надеялся, что Гейбу хватит осторожности не возвращаться к сараю, а О'Райли нашел Кэпа и сейчас они движутся навстречу. При мыслях о том, что могло бы случиться, делалось дурно, но Баки шел вперед через измельчавшую реку, не чувствуя холода и крепко сжимая винтовку. Вернуться, найти Гейба, найти О'Райли, найти Стива.
Спокойно, сержант, это же Капитан Америка, что с ним может случиться?
Это же Стив Роджерс. С ним все что угодно случиться может.

Навстречу по реке двигались тени и Баки сначала вскинул винтовку к плечу, но вовремя опознал идущих - в неровном свете костра мелькнула каска капитана, несущего на руках... а нет, не тело.
Баки бросился на встречу, ощущая, как с плеч падает камень. Он хотел бы обнять друга, но раненный, которого тот держал на руках, значительно усложнял задачу.
- Стив, это кто, г-ди, - он скользнул взглядом по незнакомому парню на руках Роджерса, на круглого человечка, которому помогали идти Жак и Фред, но все вопросы потом, - где О'Райли? Он тебя нашел? Гейба видел?..
- Ты отвечал за вторую группу! - накинулся на Баки Тим.
- И все еще отвечаю! - рявкнул Баки, - Я найду О'Райли и Гейба. Встретимся в лесу. Там пленных десятка три.  Стив, - Баки коснулся на прощание плеча друга. Насколько он знал Стива, тот не стал бы бросать раненного, чтобы последовать за другом. И хорошо. Эту миссию Барнс доведет до конца сам, - Макс подорвался. На поле мины, идите вдоль берега. Встретимся в лесу. Эй. Стив. Верь в меня. - он сжал пальцы покрепче и направился в сторону взорванного моста, в укрытии которого надеялся найти О'Райли и Гейба.

Он давал Гейбу указание вернуться к овину, но надеялся на сообразительность соратника: что тот, увидев разворошенное осиное гнездо, двинется к месту сбора - или, хотя бы, просто останется на том берегу.
Баки успел скрыться в тени руин моста как раз к тому моменту, когда немцы таки притащили прожекторы и лучи яркого света заскользили по водной глади. По счастью, уже пустой. Он прижался спиной к остаткам каменной кладки, создававшей некогда опору моста, перевел дыхание. В ботинках отвратительно хлюпало. О'Райли видно не было, Габриэля - тоже.
- Джеймс?
- Твою мать, О'Райли, - Баки, едва не подпрыгнувший от звука чужого голоса, выдохнул, - Гейба видел?
- Нет. И Капитан не появлялся, - от пребывания в холодной воде ирландца трясло так, что зуб на зуб не попадал.
- Все в порядке, он уже перешел реку, - сообщил сержант, - Надо найти Гейба.
- Уверен, что он возвращался?
- Должен был. Я бы вернулся.
Баки выглянул из-за колонны, но тут же спрятался обратно, за секунду до того, как луч прожектора высветил бы его лицо.
- Что делать?
Баки не знал, что делать. Надо было отходить, но - как? Он посмотрел на реку. До противоположного берега свет прожекторов практически не доставал, участок напротив моста только частично освещался, а немецкая речь звучала ближе. Доберутся и сюда, скоро.
Ждать Гейба можно было долго, но насколько целесообразно?
Стив бы ждал, - думал Баки, - Ждал бы и шел бы искать, и разнес бы лагерь по кусочку. Вот только я - не он. И мне все-таки не очень хочется умирать.
- Прорываться обратно, - ответил он, - Если бы Гейб собирался... мог добраться до моста, он уже был бы здесь.
- Отличная идея, сержант. А... как?
- Как-как... прямо. И тихо.

...им даже удалось пересечь реку, когда с противоположного берега раздался стрекот автомата.
Все случилось быстро.
О'Райли завалился лицом вперед, на мокрый песок, не издав ни звука, будто бы решил - а ну его, прилягу-ка поспать прямо здесь.
Баки, чертыхаясь под нос, схватил его за шкирку и потянул на берег, подальше от прожекторов, подальше от вспарывающих песок пуль - одна попала в землю в дюйме от носка ботинок - но он продолжал тащить ставшего слишком тяжелым ирландца, пока не осознал, что находится на поле.
Баки перевернул О'Райли на спину, опустился на колени рядом, потряс за плечо. Без толку. Пялился пустым голубым взглядом в темное небо, и ни в какую просыпаться не хотел.
Он видел смерть и раньше. Но раньше она была чужой и безразличной, а сейчас... Блядь, этот рыжий его бесил с первой встречи, но это же должно было длиться дольше! Они должны были вернуться на базу, должны были вспоминать эту вылазку, чертов ирландец должен был его додалбывать "почему ты всех зовешь по имени, а меня нет", в конце концов он должен был сдаться и привыкнуть звать его Бренданом, или даже придумать ему какое-то прозвище, а вот оно как.
Привет, Баки, я - смерть, и я теперь рядом. Прямо за плечом. Чувствуешь? То-то же. Молодец.
Баки расстегнул китель на груди Брендана, сорвал с его шеи жетон. Все, что мог забрать. Потом поднялся на ноги и утер тыльной стороной ладони нос. Надо было нагнать отряд Стива, пока тот не отправился его искать. И надо было вернуться за капитаном Ливингстоном. Обещал. Баки пошел по следам речной воды и крови, оставленным телом ирландца.
Со стороны реки слышался плеск - на воду спускали лодку.
Он ругнулся и прибавил ходу. Сейчас они приладят прожектор на нос лодки, вырубят свет на берегу, чтобы не палить своих же и отправятся нагонять их отряд.
Главное добраться до леса.
О том, как быстро сможет идти, с учетом того, что будет тащить капитана, Баки старался не думать.
Лишь бы дожил.
Хоть кого-то да спасет.

Дожил. Это радовало.
- Ну ты, парень, упорный.
- А то, - фыркнул Баки, помогая тому подняться и закидывая его руку себе на плечо.
Выше по реке послышалась следующая автоматная очередь, но быстро умолкла. Баки надеялся, что кто-то просто раньше нужного нажал на спусковой крючок.
Дорога казалась неимоверно длинной. Несколько раз они падали лицом в траву, прячась от слепящего луча, и по сдавленным стонам он понимал, что подобные упражнения раненному Ливингстону давались непросто.
После очередного падения капитан так и не смог подняться. 
- Кроме шуток, сержант, бросайте меня.
- Трахните рождественскую елочку, капитан. - прохрипел Баки, переворачиваясь на спину и пользуясь коротким отдыхом, чтобы перевести дыхание, - Выберемся.
Он прикрыл глаза рукой, а когда открыл их, то увидел чье-то лицо, нависшее над ним.
- Стив?..

0

15

Дотащив Блита до берега, Стив аккуратно опустил его на землю и тут же обратился к сослуживцам:
- Раненых берите с собой, уходите вдоль берега, а там - через лес. И пленных по дороге прихватите. Тим, ты со мной. Барнсу наверняка потребуется помощь.
- Вы справитесь вдвоем? - неуверенно поинтересовался Гарри.
Тимоти фыркнул:
- Справимся. Идите и не оглядывайтесь. Капитан, я готов.
Закусив губу, Стив кивнул. Главное, чтобы не было поздно. Но пока не было слышно ни взрывов, ни стрельбы, можно было надеяться, что Баки еще цел. Не для того он его спасал, чтобы так скоро потерять вновь. А парни... И в самом деле, где парни? С Максом понятно, но Роджерс мало его знал, потому быстро списал его со счетов. Горевать из-за потерь можно будет только тогда, когда они выберутся отсюда.
Продравшись через кусты, они с Тимом поспешили туда, где предположительно раздался первый взрыв в надежде отыскать оставшихся в живых пленных и Барнса. Трупы подобрать не успеют, хотя было бы лучше отправить их домой родителям и женам, а не оставлять гнить там, на поле. Но это война, а ресурсов сейчас катастрофически мало.
- Мины, Роджерс, помнишь про них? - задыхаясь от быстрого бега, напомнил ирландец. - Не гони так! Стой! Стив, посмотри, - Тим указал на смятую траву в метре от них.
Остановились, развернулись и поспешили в другом направлении, куда вел след. Уже спустя пару минут увидели двоих, лежавших посреди травы.
- Баки, - тяжело выдохнул Роджерс, склонившись над другом и пытаясь определить, жив ли он.
Дышал. Убрал руку от лица и отозвался. Его именем. Где-то все это уже было. Стив опустился на колени и, подхватив Баки под лопатки, прижал к себе, уткнувшись носом в его шею.
- Не натвори глупостей, пока я не вернусь.
- С чего бы? Ты их все заберешь с собой.

Обветренная кожа на шее, щетинистая щека, и запах, такой знакомый и родной, который, пускай на мгновенье, но заставил Стива забыть о том, что они на войне. Черта с два он теперь куда-нибудь отпустит его в одиночку. Он будет рядом и, если потребуется, себя подставит под пулю, но не будет им рисковать.
- Где Брендан? Где Гейб? - спросил Тим, помогая подняться военному.
Стив чуть отстранился и посмотрел на Баки. Все было понятно без слов.
- Забирай раненого, - Капитан поднял взгляд на Тима. - Мы следом.
Роджерс помог Барнсу подняться. Тот вроде был цел и относительно невредим. Радость от того, что Джеймс жив, быстро сменилась горечью: все трое из тех, с кем пошел Баки, были убиты. Придется долго объяснять руководству, почему так произошло. Или не придется. Это не солдаты Джеймса, это солдаты Капитана, и ответственность за их гибель только на нем. Да, так будет правильнее. Менее честно, но лучше поступиться совестью, чем...
- Тим, давай помогу, - Роджерс поспешил вперед, чуть опережая Баки и, закинув раненого себе на плечо, первым пошел через заросли. - Не отставайте.

0

16

Раньше - до того, как Стива изменила до неузнаваемости сыворотка супер-солдата - инициатором любых тактильных контактов был Баки. Стив подавался, хилый, будто девчонка, но с ним, в отличие от девчонок, Баки не особо нежничал. И слишком хорошо еще помнил, как тот пошатывался от дружеского тычка в плечо или хлопка по спине, а теперь вот самого Баки сгреб в охапку и стиснул так, что воздух из легких вышибло. Или это не от того.
- Брендан точно все, - сержант покачал головой, отметив, что впервые назвал О'Райли по имени, - поймал пулю пока переходили реку. Я его вытащил, но там без шансов было. Он на этом берегу, напротив моста.
Он. Труп.
- А Макс?
- Он переводил пленных через реку, и, кажется, забрал левее, чем надо, или забыл и решил через поле срезать, подорвался сам и еще одного из пленных осколком убило, - на ходу разъяснял Баки Тиму, не сводя глаз с силуэта Капитана впереди.
Начался лес. Сначала молодые деревца, больше похожие на кустарник, сквозь который проходилось продираться, потом несколько поваленных артиллерией сосен и уже спустя несколько минут - относительно ровная земля под ногами. Хвоя. Шишки.
Все они замерли, прислушиваясь, потом впереди раздался звук, который при должной фантазии мог бы сойти за совиное уханье.
Тим облегченно вздохнул и издал ответный свист. Кажется, это был соловей.
Впереди свои и надо поторопиться, чтобы объединить группы.
- А Гейб? - спросил наконец Тимоти глухо. Гейб был с ними с самого начала, сто седьмой полк, плен у Гидры, и его потеря была большим ударом, чем убитые новички.
- А что Гейб? - спросил Гейб, выходя из-за дерева.
Баки не брался заверять, в чьем вздохе было больше облегчения.

Как оказалось, по пути обратно, Гейб, завидев первый взрыв, пришел к выводу, что с оставшимся десятком пленных О'Райли и Барнс справятся сами и пополз навстречу партии, которую вел Макс, cобрал кого мог, довел до лесного укрытия, потом собирался на встречу под мост, но по дороге встретил Фреда и Роба, от которых узнал, что к мосту идти нет смысла.
Даже Тим, кажется, оттаял и даже хлопнул Баки по плечу, сбивчиво сообщив что-то вроде "Ты не виноват, парень".
Сержант кивал - не виноват, хорошо, но все пытался вспомнить - а Макс-то предупреждение о минах слышал?

Они пересекли лес, когда небо на горизонте окрасилось алым. Трофейную шинель Баки отдал Ливингстону, но по-прежнему не мерз. Переставлял ноги скорее автоматически, ведомый мыслью "дойти до следующего пункта, добраться до базы, уснуть, не думать".
Их отряд должны были забрать автомобилями в шесть тридцать.
Джим, конечно, еще из лесу попытался связаться с базой и предупредить о том, что их будет слегка больше, но никто не был уверен, что их услышали из-за помех.
- Ничего себе вы компанию собрали, - присвистнул водитель, когда из леса к машине вышло, вместо тринадцати, больше трех десятков.
Баки подошел к Стиву, выдохнул.
- Сначала - раненных и пленных? - спросил он у друга.
Уже прикидывал, что они с капитаном явно следующей машиной поедут. Если ее, конечно, пришлют. Хорошо бы прислали - идти тут долго.

0

17

Не передать словами, какое облегчение постигло Стива, когда им навстречу вышел Гейб. Роджерс оглянулся на Баки с горькой улыбкой вместо того чтобы ею подбодрить. Да, двое погибли, но хотя бы один остался жив. Один из тех троих, кто ушел с ним. А ведь в какой-то момент Стив даже усомнился, но теперь за это сомнение ему было стыдно. Друзья ведь не сомневаются друг в друге.
Когда они добрались до условленного места, к транспортировке было готово значительно больше людей, чем ожидалось. Стив кивнул в качестве ответа на предложение Барнса. Сперва раненые. Роджерс передал солдатам на погрузку свою ношу, а потом проводил взглядом Адама, который тоже отправлялся первым автомобилем. Блит даже не посмотрел в его сторону - видимо, уже из последних сил держался в сознании. Гордый, сильный. Стив напряженно вздохнул, тут же повернувшись лицом к своим.
- Фред, дай-ка мне папку.
Получив папку с досье из рук Фреда, Роджерс окинул взглядом собравшихся. Да, все вышло совсем не так, как они ожидали. Да, тихо все провернуть не получилось. Спасли одних, но потеряли других. И это война, на войне вряд ли все может идти по строгому плану.
- Каждый из нас подставился бы под пули друг за друга, - сказал Стив сдавленным голосом. - Так что мы должны быть благодарны Максу и Брендану за то, что они подарили нам еще несколько дней жизни. Постараемся сделать их смерть не напрасной.
Больше ему нечего было сказать. Никаких слов поддержки или банального сострадания. Кажется, сыворотка действовала на Капитана еще и в плане эмоций. Негативные чувства притуплялись, и не было той боли, которая наверняка прошибла бы прежнего Стива. А может, и не прошибла бы. Прошел всего год, а Роджерсу уже казалось, будто все время проживания в Нью-Йорке было где-то очень далеко - как будто в прошлой жизни.
Роджерс выцепил взглядом Джеймса и сразу подошел к нему, коснувшись рукой его плеча. Захочет поговорить - поговорят. Не захочет - Стив хотя бы будет просто рядом с ним, во всех смыслах.
Сейчас где-то в глубине души Роджерс ощущал удовлетворение от проделанной работы. Где-то еще глубже он даже был доволен тем, что справился лучше Баки. Самого Баки. Примера для подражания, идеала мужественности, объекта восхищения... Но Стив изо всех сил гнал от себя эти мысли, потому что понимал, что они неуместны. Если бы Роджерс был собой - прежним собой - наверняка все вышло бы совсем наоборот.
А в руках тем временем не давала покоя папка, точнее, один документ, который он ожидал в ней увидеть - досье на Блита. Подполковник назвал его предателем, и что-то подсказывало, что имелось в виду совсем не то, что Алана решили подставить, выдав за стукача. Хотелось разобраться, но интерес мешался в опасением - опасением узнать то, чего Роджерс не хотел знать о новом знакомом.
- Ты... - Стив посмотрел искоса на Баки. - ... не замерз?
Вопрос прозвучал как-то неправильно даже на слух самого Стива, но он не нашел вопроса лучше, чтобы заговорить. Не дожидаясь ответа, он повернулся к Джеймсу лицом, стащил с себя куртку и повесил ее на ему на плечи, еще на секунду задержав сжатые пальцы на ней. Он посмотрел на Баки сверху вниз, стараясь рассмотреть в его глазах что-то знакомое, что-то из тех чувств, которые он еще не успел забыть.

0

18

Короткая речь Кэпа заставила солдат снять головные уборы - если они были, опустить скорбно лица и помолчать несколько секунд, будто бы они все на самом деле сейчас ощущали мировую скорбь, а не радость от того, что выбрались.
Оба погибли бессмысленно, - думал Баки, глядя куда-то вперед с отрешенным выражением лица, - Макс подорвался на мине, и из-за него погиб один десантник, и из-за него мы с О'Райли вынуждены были подорвать пулеметы, чтобы нас всех не выкосили на реке в несколько секунд. Из-за него нас искали. И О'Райли получил пулю в спину. В том, как они умерли, не было ничего осмысленного и ничего героического. Но в похоронке, конечно, никто этого не напишет. Напишут - пали смертью храбрых. И я сам, если их родственники у меня спросят о том, как все было, буду врать взахлеб, рассказывая о том, какими толковыми солдатами были и как не зря погибли. Война - страшная штука. Но именно во время войн рождаются легенды. Сержант тоскливо посмотрел на профиль Роджерса, мотнул головой, отвел взгляд. Легенда. Американская мечта. Болезненный и слабый парень-художник с несгибаемой волей получил волшебное зелье и оп! Тыква превратилась в карету.
Баки фыркнул своим мыслям, проводя параллель между Стивом и Золушкой, но, догадываясь, что сам в этой сказке отнюдь не фея и даже не принц, дальше предпочел не думать.

Пока солдаты грузились в кузов машины, Стив подошел к нему и опустил куртку на плечи. 
Взгляд Баки выражал удивление, потом на скулах проступил румянец, а потом взгляд его стал злым и колким.
Да, когда-то, в прошлой жизни, Баки этот же номер и сам проворачивал. Но, черт побери, тогда у Стива был диабет, астма, кажется, малокровие и еще целый букет хронических болячек, от части из которых того морозило, а от части - бросало в жар, так что прикрыть плечи приятеля было... чем-то вроде минимальной медицинской помощи.
А сейчас? Да, он вымок, да, не май месяц на дворе, но какого дьявола накидывать ему на плечи куртку, будто бы это не сержант Барнс, а лейтенант - или кто она там? - Картер.
- Как это мило, с твоей стороны, капитан, - ласково улыбнулся он. Стив уже знал, что обычно следует за такой улыбочкой. Очередная едкость, колкость, гадость. Сейчас он говорил достаточно тихо, чтобы слышал только Роджерс,  - Такая забота о своем сержанте. Все должны видеть, правда? - улыбка стерлась с лица. Баки резко снял куртку с плеч и впихнул ее в руки другу, собственные подрагивали, - Ты серьезно, Стив? - зашипел он, глядя в глаза Кэпа. Собственные сейчас были светло-серыми, а зрачок сузился от злости, - Хочешь, чтобы меня начали звать Бекки? Твою мать, Стив, я солдат, а не медсестра. Как ты хочешь, чтобы отряд относился с уважением к моим приказам, если ты сейчас... бля, Стив, - он будто бы успокоился, но вместо злости в глазах появилось разочарованное неодобрение. Ну как так, Стив. Ну что за херню ты спорол, Стив. Ладно, живи, что с тебя взять, придурок. Джеймс покачал головой, отступая на шаг и бросив на Стива еще один досадливый взгляд.
- Езжай, капитан, - буркнул Барнс, доставая из нагрудного кармана измятую пачку сигарет и зажигалку, - И пришлите за нами машину.

0

19

Стив смотрел на Баки, широко распахнув глаза и сжимая в руке возвращенную им куртку. Он сейчас выглядел совершенно растерянным, пока его отчитывал Барнс. Эдакая большая глупая детина, которую приходится учить уму-разуму. Для Стива это стало хорошим ударом по самолюбию, которое взыграло после относительно удачной миссии. Помнится, Эрскин брал с Роджерса слово, что тот не забудет, кем является на самом деле. Так ему и не дадут об этом забыть.

Барнса же, промокшего насквозь и стоявшего на холодном ветру без верхней одежды,  заботило лишь то, как на него посмотрят другие, что о нем скажут. Почему с его стороны этот жест выглядел иначе? Почему вообще банальная забота была оскорбительной для Джеймса? Капитан смотрел в глаза Баки, ища хоть немного понимания, но не видел ничего, кроме злобы. И это было больно. Но и то недолго. Стоило Барнсу отступить на шаг, как в легкие ворвался свежий воздух. Нет так нет, думал Стив, впредь не будет ничем выделять Баки среди других. Но сам понимал, насколько это будет сложно.

Роджерс медленно закивал, отступая дальше. Он все понял. Меньше глупостей. Меньше навязанной заботы. Меньше Стива Роджерса, больше Капитана Америки. Развенулся, пошел к машине. Забравшись в кабину рядом с водителем, Роджерс скомандовал ехать. Водитель оказался разговорчивым, и злосчастная папка так и пролежала на коленях Стива всю поездку. Приехали, начали разгружаться. Роджерс поспешил отправить еще один автомобиль за оставшимися. Дальше - доклад начальству. Пока не было Барнса, Роджерс рискнул взять вину за гибель Макса и Брендана на себя. Вместе спасали пленных, отходили, подорвались. Легенда, казалось, вышла сносной. Лишь бы меньше подозрений было в адрес Баки. Отдал руководству папку с досье, оставив при себе пару бумаг, спрятанных в кармане куртки. На них значилось имя Блита.

Выйдя из штаба, Стив прошел в сторону госпиталя, а дойдя до нее, встал под фонарем и развернул бумаги. Чем дальше он читал, тем больше хмурился. Вот тебе и идеал. Все как всегда, идеальных людей не существует. Но Блит был к этому близок.

- Проходи, Стив, - услышал Роджерс, только ступив на порог палаты Адама и пройдя пару шагов внутрь.
- Как ты узнал, что это я? - поинтересовался Капитан, уверенный, что увидеть-то его Блит точно не мог.
- Учуял, - улыбнулся лейтенант, по-кошачьи хитро сощурившись. - Ты пахнешь мылом. Ты неправильный солдат.
- Ну да, - ответил улыбкой на улыбку Стив, придвигая к койке Блита стул. - Я не солдат.
Улыбка на лице Роджерса померкла при воспоминании о Баки: может, и жаль, что он до сих пор не смог стать солдатом. И дело не в запахе мыла, а в том, что он не умеет жить по правилам военного времени и понятия не имеет, что здесь правильно, а что нет.
- Повелся? - усмехнулся Адам, убирая рукой темные волосы со лба. - Запах я отметил, когда ты тащил меня через реку, - проговорил он тихо и чуть наклонившись к Стиву. - А увидел я тебя в отражении, - и указал на гладко отполированную поверхность металлического чайника.
Роджерс тряхнул головой. Вот и второй раз за вечер его поставили на место. Но он ведь не за этим пришел.
- Я читал твое досье, - проговорил Стив, доставая из внутреннего кармана листы бумаги.
Адам вздохнул и откинулся на подушку, прикрыв веки с густыми черными ресницами. Приподняв брови, он открыл глаза вновь и постарался улыбнуться.
- Ты хотел убедиться в том, что я действительно предатель? Или пришел сюда, чтобы я тебя в этом разубедил?
Этим вопросом он поставил Капитана в тупик. Ну не мог Стив сказать только недавно встреченному человеку, что он настолько ему интересен, что он настолько привлек его внимание, что даже самое нелепое оправдание было бы принято как истина в последней инстанции. Но, кажется, лейтенант и сам это понимал.
- Мой брат и правда работал на Гидру. Я узнал об этом только тогда, когда его арестовали. Можешь считать это предательством, но я его освободил. Я не смог бы жить, зная, что спокойно сидел и ждал, когда моего единственного и любимого брата поведут под трибунал.
Роджерс понимающе кивнул.
- Он не говорил, почему стал работать на Гидру?
Лейтенант пожал здоровым плечом:
- Не было необходимости. Я же не говорил ему, почему готов бороться против нее. Это то, что внутри. Какие-то личные убеждения.
- И где он теперь?
- Не знаю, - изогнув брови, проговорил Адам, а его расширенные зрачки блуждали по лицу Стива. - Я спас его от трибунала и отпустил с богом. Это лучшее, что я мог для него сделать.
- Спасти... - эхом отозвался Стив, глядя куда-то в одну точку.
- Отпустить, - поправил его Адам, опустив ладонь на его руку и тем самым привлекая его внимание. - Отвлекись от дурных мыслей. Могу рассказать о том, как весело мы прокатились сегодня в машине, или о том, как узнавал твое имя.
Стив виновато улыбнулся, поняв, что Адам и правда сразу обратился к нему по имени. А он и не заметил. С ума сойти, калека развлекает здорового. Но, похоже, Блит разбирался в людях гораздо лучше, чем Роджерс.

0

20

Баки приходил в госпиталь, проведать капитана. Который Ливингстон.
С самим Джеком говорил едва ли пять минут, да и то, говорил больше Джек. Рассказывал, как их угораздило попасть в плен, скольких потеряли и, почему-то, как лежал на поле и считал звезды после того, как не смог ползти.
Больше времени заняло обойти всех врачей, медсестер и сурово внушить им, что ногу капитану надо спасти обязательно, на что те в один голос заверяли, мол, все в порядке с ногой будет и никто ее Ливингстону отрезать не собирается, кость не задета, артерии не задеты, до свадьбы заживет.
- Себе такую же хочешь?
- Ага. Замуж позови после войны.

От чувства вины было никуда не деться. Уходя на фронт добровольцем, Баки думал, что оно исчезнет. Оно и исчезло - ровно до первых потерь. Теперь к списку добавился Макс - предупредил он его второй раз о минах? Нет?!.. - и О'Райли, который его раздражал, которому он хамил, и которого тащил - мертвого уже - из темной воды на минное поле. На самом деле они ведь могли бы подружиться. У ирландца было чувство юмора, он был смелым, он был находчивым, он был... живым, а теперь нет, и хрупкость человеческой жизни уже не кажется метафорой.
Стива у койки освобожденного им пленника Гидры Барнс заметил сразу. Нахмурился, отследив в межреберье мерзенькое чувство - ревность. Раньше у Стива были проблемы с коммуникацией и Баки слишком привык к тому, что тот никуда не денется, останется рядом, что прибежит, стоит поманить пальцем и хлопком по плечу будто припечатать - "собственность".
Отвыкай, боец, отвыкай.

Он возвращался в госпиталь еще несколько раз. Стив оставался на месте, рядом с этим - Баки успел вызнать имя раненного бойца - Адамом Блитом.
Джеймс успел сожрать себе нервы раза два или три, пока, наконец, не плюнул и не преодолел казавшееся немыслимым расстояние от входа в госпиталь и до огороженной простыней "палаты" больного, одернул ткань.
- Правда? Насколько меньше? - спрашивал Блит.
- Ну, - Роджерс посмотрел на себя сверху вниз. - Где-то вдвое меньше, чем сейчас.
Больной рассмеялся, но тихо, чтобы не потревожить остальных.
А Стив, глядя на Баки тяжелым, как тому показалось, взглядом, сообщил:
- А вот и тот самый друг, -  а потом медленно и задумчиво добавил, - Мой единственный и лучший друг.
- Есть разговор. Можно? - спросил единственный и лучший друг, стараясь не замечать укоризны в синем взгляде капитана.

Пока они шли вдоль коек, пробираясь сквозь резкий запах лекарств, крови и гноя, Баки дважды успел передумать говорить то, что собирался, и трижды собирал волю и остатки того, что позволяло ему считать себя не таким уж и гадом, в кулак, с твердым намерением все-таки поговорить.

- Стив, - куда деть глаза и руки Джеймс не знал. Поэтому закурил, присев на ящик из-под винтовок, а взгляд упер в вершины деревьев за поселком, где квартировался их полк, - Я хотел... извиниться. За сегодня. Объяснить. Вот. Хотел бы, чтобы ты меня понял. Понимаешь, все очень сильно изменилось, - слова казались песком, лезущим из глотки, и выталкивать их было неприятно и почти больно, - И вот уже не я тебя защищаю, а ты меня. Это очень... непросто... принять. И непросто привыкнуть. Пожалуйста, не жди, что я смогу... быстро. Привыкнуть. Принять. Это... я никогда не был... - он тяжело вздохнул, сделал затяжку, быструю и нервную, выдохнул дым, - Никогда не позволял заботиться. Это кажется нормально, когда ты сам заботишься... а когда о тебе, так будто становишься слабым. И для остальных тоже. Ты мне очень дорог, Стив. Но ты... ты сейчас больше, чем Стив Роджерс, мой лучший друг, - Баки усмехнулся и усмешка отдавала горечью, - Ты герой, ты легенда и все смотрят на тебя. Ты не должен выделять меня среди остальных. Так явно. Я... пойми, я рад тебе, и рад, что тебе небезразлично, но, может быть, не привык, что рядом с нами еще кто-то есть, я не совсем... мне кажется, что когда мы с отрядом, то не надо... - теперь слова казались битым стеклом и с каждым вылетевшим словом Баки чудились кровавые сгустки на земле, куда утыкался взглядом. Он заставил себя поднять взгляд. И даже улыбнуться заставил, - Давай  попробуем оставить Стива и Баки для... о, блядь, я говорю как гребанная Скарлетт О'Хара! - внезапный отчаянный возглас Барнса заставил курящих перед госпиталем медиков неодобрительно покоситься в его сторону, но Баки, кажется, было плевать, - Короче. Давай... давай будем собой когда рядом никого больше нет. А так... так людям нужна легенда. Им нужен герой. И - пф, ладно - его лучший друг, - он криво усмехнулся.
Не хочу делить Стива Роджерса с другими. Блядь, даже показывать его никому не хочу. Не надо. Пусть будет Капитан, мать его, Америка. А Роджерса оставь мне.
Баки выдохнул дым через зубы и поднял взгляд на Стива.
Вот только я, один хрен, звания этого лучшего друга не заслуживаю. Ни от Кэпа, ни, тем более, от Стива.

0

21

Свежий воздух после больничной духоты с едким запахом лекарств и крови был очень кстати. И даже несмотря на то, что Баки тут же закурил, здесь дышалось гораздо легче. Предложение выйти и поговорить Стив воспринял как проблеск надежды на то, что теперь все образумится. Он встал рядом с Баки, приготовившись слушать, но, стоило ему заговорить, как Стив ощутил какое-то странное чувство внутри. От слов Джеймса где-то там, в груди, то и дело замирало сердце. Сейчас Барнс говорил то, что он совсем не ожидал услышать.
Стив улыбнулся, когда Баки выругался, поняв, что, кажется, перешел все возможные границы в своей сентиментальности, и улыбка так и замерла на его губах. Мягкая, искренняя, благодарная. Идея не выносить на всеобщее обозрение их отношения теперь показалась Стиву довольно рациональной. Это будет сложно, оставаться беспристрастным, но раз этого хочет Баки и раз того же требует нынешнее положение вещей, тогда он постарается, чтобы все так и было.
Джеймс поднял, наконец, глаза и встретился взглядом со Стивом, и тот сразу протянул ему руку, сдержанно улыбаясь.
- Я согласен. Пойдем со мной, - Стив потянул Баки за руку, поднимая его с ящика, на котором он сидел.
Идти пришлось недалеко. Стоило им завернуть за угол и оказаться во дворике дома, переоборудованного в госпиталь, как Роджерс развернулся и, притянув Баки к себе за плечо, крепко стиснул в своих объятьях. Нужно было что-то сказать, но у Стива стоял ком в горле. Это была их первая совместная миссия, и в течение нее сердце Стива не раз пропускало удар от мысли о том, что он мог потерять Баки, и теперь уже навсегда. Пальцы нервно сжали ткань рубашки, но, собравшись с силами, Стив проговорил:
- Я рад, что ты остался жив. Сейчас-то я могу тебе об этом сказать. - хорошо, что Баки не мог заметить горькой усмешки на лице Роджерса, правда, голос его все же выдавал. - Не знаю, получится ли у меня выполнить то, о чем ты просишь, но я постараюсь, - Стив чуть отстранился, но не выпустил Джеймса из своих объятий. - Я очень постараюсь, но... я всегда буду рядом с тобой. И буду оберегать тебя. Ты для меня больше, чем друг, Баки. Ты для меня как брат.
Роджерс связывал свое прошлое и настоящее с Джеймсом и, без сомнений, не видел без него своего будущего. Если вдруг Баки погибнет в этой войне, то и Стив потеряет смысл своего существования. Зря, очень зря Джеймс недооценивал значимость лучшего друга Капитана Америки. Роджерс мягко похлопал ладонью по шее Баки, глядя ему в глаза. Сейчас Стив многое бы отдал, чтобы вот прямо сейчас, в этот самый момент объявили, что война окончена. Тогда не нужно было бы это притворство, не нужно было бы играть эти странные навязанные другими роли.

0

22

Понял.
Баки позволил увлечь себя, выбросил по пути недокуренную сигарету, и все равно сердце заколотилось, как ненормальное, когда оказался стиснут в ни разу уже не слабом объятии.
Нутро тут же возмутилось - эй, сопляк, куда, а ну р-руки убрал! Что еще за реакция, организм, блядь, ну-ка быстро keep calm and kill nacis.
Иди нафиг, организм.
Баки ткнулся лицом в шею Стива, выдохнул с облегчением. На какой-то момент стало легко, хорошо и как надо. Увы, ненадолго. Но все же.
Не оттолкнул. Понял. Принял.
Зря.

Пальцы Баки комкали китель капитана, тогда как взгляд оставался практически нечитаемым - ровно до слова "брат".
Брат?.. - исказилось в немом вопросе лицо Джеймса, но тут же натянуло улыбку, искреннюю, как для каждой очередной любви-на-всю-жизнь.
Да ну нахрен. Я тут рулю. И все должно остаться по-прежнему, так или иначе.
Чтобы смотреть в сапфирово-синие глаза Стива сейчас надо было приподнимать голову.
Баки вздернул подбородок, глядя снизу вверх, и вместе с тем - сверху вниз.
- Слышь, ты, - с той смесью снисходительности и доброжелательности, которая была свойственна только ему, произнес Баки, - сопля. Это я за тобой приглядывать буду. Ты-то, может, и вымахал, но... когда б-женька должен был насыпать тебе инстинкта самосохранения, его, кажется, что-то отвлекло. Возможно, первая мировая. Так что это тебя оберегать надо.
Возможно, это прозвучало грубовато. Возможно, следующее объятие Барнса было не слишком нежным.  Возможно, все вообще должно было быть не так. Ну не должны два солдата обниматься, как школьники, спрятавшись ото всех за госпиталем.
Не должны.
Просто когда Баки проводил кастинг на лучшего друга - выиграл почему-то Стив. А теперь ишь как все обернулось. Оставалось только смириться и следовать. Больно, но что делать.
Неисповедимы пути Твои, Г-ди.
- Ох, черт. Отпусти меня, а то я реветь начну, - не скрывая сарказма в голосе, произнес Баки, чуть отстраняясь, но также не выпуская Стива из объятий. Кажется, смеяться над всем, и над собой в первую очередь, было проще всего, - Почему ты весь день торчал у Блита?.. не, серьезно. Мне никто не доложил. Он кто вообще?
И так тоже проще - переключить внимание на дело, не думать о неуместной ревности, и не умирать от...
... да любой из отряда был бы куда лучшим и куда более достойным другом, чем Баки мог бы быть при всем желании. Он сам это понимал.  Облегчения это не приносило и подавно.

0

23

Стив широко улыбался, слушая Баки. Ну да, сопля, пускай так. Сейчас эти слова для Роджерса звучали как шутка, над которой не грех было посмеяться. Он продолжал неотрывно смотреть на Джеймса, слабо сжав пальцы на на его плечах. Да-да, мол, приглядывай за мной, делай, что хочешь, но всегда оставайся рядом.

А потом возник неожиданный вопрос. Стив сощурился, услышав фамилию Адама из уст Баки: откуда-то он ее знал. Видимо, уж навел справки. Роджерс пожал плечами и опустил взгляд.
- Он хороший человек, но, когда поправится, уедет отсюда как можно дальше. Для него эта война уже закончилась.
Теперь Блит был предателем интересов страны, и его наверняка уже объявили в розыск. Пока он находился здесь, докладывать о нем наверх было нкатегорически запрещено. А потом... пускай уезжает куда угодно и не возвращается. Как бы Роджерс ни хотел удержать его рядом с собой, остаться Адам просто не мог, хотя и сам, кажется, об этом уже пожалел не раз. Самое лучшее - отпустить. И, если с Блитом это еще было возможно, то с Баки, видимо, не получится никогда, и пытаться даже не стоит. Стив всегда будет рядом с ним, до конца, счастливого или не очень. Весьма по-братски, считал он, но, если учесть, что у него никогда не было брата, то он просто пытался подвести свои мысли и чувства под какой-то стандарт или знакомый образ.

На улице стало шумно, голоса раздавались все громче, а потом они с Баки услышали протяжный автомобильный гудок.
- Это что еще такое? - не без труда отведя взгляд от затягивавших серых глаз Джеймса, Стив оглянулся. - Сейчас разберемся.
Выйдя на улицу, Роджерс остановил спешившую куда-то группу солдат. Они явно были взволнованны, осталось только узнать, чем.
- Что тут творится? Что за переполох?
- Высокое начальство приехало. Полковник Филлипс, говорят.

Стив с радостью в глазах обернулся, чтобы встретиться взглядом с Джеймсом. Вот так встреча! Наверняка приехал, чтобы поговорить насчет освобожденных пленных или даже следующего задания. В этот раз они обязательно справятся, Роджерс был в этом уверен. Работа над ошибками, конечно, была еще впереди, но теперь они стали закаленной в бою командой, а это было уже серьезно.
- Давай найдем Филлипса раньше, чем ему настучат о том, какие мы хреновые диверсанты, - предложил Стив.

Дойдя до расположения командного штаба, Роджерс увидел полковника, а рядом с ним - он не мог не узнать эту фигуру - Пегги Картер. Вздохнув, Стив растерянно посмотрел на Баки, как будто оправдываясь, что и сам не был в курсе касаемо приезда Маргарет.
- Ну что, в бой, сержант? - проговорил, наконец, Капитан, глядя, как Филлипс и Картер заходят в штаб. - Благо, у меня есть надежное прикрытие, - он дружески хлопнул Баки по плечу, улыбнувшись.

0

24

Баки совсем не был рад приезду Филлипса. Полковник напоминал ему суровую учительницу в католической школе, которую он посещал в детстве - вроде бы и не сделал ничего такого, а все равно под мрачным всезнающим взглядом ощущаешь себя грешником.
Он не успел толком переварить информацию о Блите, и не успел задать несколько уточняющих вопросов. Война снова выдергивала их из маленького мирка, в который они пытались сбежать, и не терпела отсрочек.
Баки просил его быть Капитаном Америкой, что же, вот и Капитан.
Кивнуть, улыбнуться, да, конечно, давай пойдем поговорим с полковником и мисс Картер. Кажется, она на тебя запала. Как и большая часть баб в этом лагере.
И, кажется, во всей Америке.
Баки прикидывал, сколько пацанов будут носить имя Стив через пару лет, и ему становилось их почти жаль.
"Тебя тоже назвали в честь Капитана Америки?..".
Какая прелесть.

- Да уж, прикрытие что надо, - пробормотал Баки, через силу ступая в сторону командного пункта. Не будь он на правах лучшего друга Кэпа - хер бы кто его допустил к разработке операций. Но это пока оставалось неизменным, и глядя на сияющего Роджерса, полковник не рискнул выдворять бывшего в плену сержанта восвояси.

...а Филлипсу Барнс рассказал как все было. Он не знал о том, что Стив попытался взять вину за три смерти на себя, потому и выдал, как на духу, как предложил освободить пленных, как оставил двоих из группы прикрывать отход Кэпа, как принял решение передвигаться группами.
Филлипс слушал и по изрытому оспой его лицу сложно было сказать о чем думает.
- Скольких вы потеряли, сержант? - спросил Филлипс.
- Троих, сэр, - выдохнул Баки, - Двое рядовых из отряда и одного освобожденного пленного.
- Скольких вы спасли?
- Ровно три десятка, сэр. Общим числом.
- По жизни за десяток, сержант. - Филлипс не говорил, хорошо это или плохо, но Барнс и сам догадывался. Молчал, заложив руки за спину и вздернув подбородок.
- Вы хорошо справились, - бросил наконец полковник, - Цена победы зачастую измеряется в пролитой крови. Но вы... не привыкайте терять бойцов.
- Ни в коем случае, сэр. - искренне заверил его Баки. Покосился на Стива.
- Выигрывайте сражения и дальше, - и в этих словах полковника Барнс отчетливо увидел добро на риск чужими жизнями во имя общего блага и победы. Стив вряд ли сможет. Кому-то надо. Почему бы не сержанту?..
Но с Филлипсом стоило поговорить с глазу на глаз после. Сейчас же...
...передохнуть им не дадут. Но это Баки понял еще до того, как они переступили порог ставки.

- Ну. В этот раз нам хотя бы не надо пытаться сделать все тихо, - оптимизм в голосе Барнса был какой-то неуверенный, робкий, и отдавал сарказмом.
- Тихо у нас плохо получается, - согласился с ним Тим, отчего-то воспылавший к сержанту дружескими чувствами после того, как оказалось, что Гейб не погиб.
- Д-да, диверсанты хуевы...
- Кто тебя учил выражаться, Бак? Полковник Филлипс?

Полковник Филлипс не ругается.
Они с Баки сидят на ящиках, между ними - еще один, накрытый газетой. На газете почти пустая бутылка, две кружки и остатки сухпайка. Баки трезвее приличного, а у Филлипса, кажется, виски вместо крови был еще при рождении.
- Ты понял, солдат?
- Так точно, сэр.
- Не подведешь?
- Скорее сдохну. Сэр.
- Не переусердствуй, Джеймс.
- Субординация, бля. Вы забыли похвалить мой энтузиазм. Полковник.
- Хвалить тебя я буду, когда закончится война и Капитан Америка вернется с нее живым. И здоровым.
- Я понял, сэр.
- И что он в тебе нашел...
- А вот этого не понял.
- Я б тебе кошку свою не доверил.
- Вы доверили мне надежду и гордость нации.
- Я просто признал неизбежное.
- ...налить, сэр?
- Един хуй переводняк, не пьянеющий ты мой. Наливай.

- ... не. Выражаться меня учил Нью-Йорк. Умею ругаться на английском, французском, русском, испанском и идиш. - ответил Баки, не отрываясь от бинокля. А в бинокль он видел высоченный забор базы Гидры, явно находящийся под напряжением, колонну военной техники и патрули по пять рыл. А еще бункер, размером с гребаный Лувр и разряды электрического тока из металлических рожек на его вершине. Картина была апокалиптической. 
- Я правильно понял, что мы собираемся в ЭТО идти? - недоверчиво спросил Джим.
- Мы собираемся ЭТО взять, - поправил его Баки, переворачиваясь на спину и убирая бинокль в чехол.
Перекатился по склону и затормозил о плечо Капитана Америки. После чего устроился рядом с другом, продолжил разглядывать базу Гидры уже с этого укрытия. Отсюда вид казался получше.
- Выглядит как пиздец, но ничего невозможного. Сэр. Личный состав проинструктирован и вдохновлен. Вот за что я люблю наш отряд. Не ссут. Обсудим план действий, капитан?

0

25

Во время общей встречи Маргарет сидела и молча слушала разговор, лишь изредка поднимая взволнованный взгляд на Стива. Понятное дело, переживала. Она-то еще помнила того хиляка Роджерса, которого и порыв ветра мог бы с ног сбить. Каждый раз, встречаясь взглядом с Картер, Стив смущенно опускал глаза, потому что не знал, кого же она видит в нем теперь: Капитана Америку или прежнего Стива Роджерса. Но раз у них со Старком фондю, значит, думал Стив, все-таки второй вариант.

Оказалось, что шум, который подняли в расположении по случаю приезда гостей, был не столько из-за полковника Филлипса, сколько из-за Говарда Старка, которого на общей встрече, разумеется, не было. Наверняка развлекал народ или подыскивал среди медсестер компанию на вечер. А впрочем, пока Стив сидел и ожидал продолжения разъяснительных бесед с Филлипсом и встречи с Говардом, он и сам обзавелся интересным знакомством с одной очень настойчивой рядовой, имя которой, правда, так и не запомнил. Но вообще, когда девушки вешались на Роджерса, отказать он им не мог. С одной стороны, не мог найти достойного оправдания отказу, а с другой, ему казалось неправильным отвергать чужое внимание. Это было отголоском еще из прежней жизни Стива, когда проявления его симпатии по отношению к девушкам вообще никак ими не воспринимались. После чудесного превращения в Капитана Америку Роджерс решил, что не станет отвергать ни внимание, ни чувства других людей по отношению к себе.

В какой-то момент Стив вообще решил, что теперь себе не принадлежит и права отстаивать свое мнение не имеет. Ведь если бы он позволил себе такую роскошь, то даже их последний разговор с Баки обернулся бы крупной ссорой, потому что Стив вовсе не хотел играть в эти дурацкие игры, меняя маски и притворяясь кем-то другим в угоду каким-то стереотипам, которые были для него непонятны. И пускай бы считали Капитана Америку слишком сентиментальным, а его друга называли Бекки, пускай бы видели, что Капитан - это не картинка, не недостижимый идеал, а самый обычный человек, со своими слабостями и привязанностями. Да и разве не лучше было бы, если бы мир запомнил Капитана пожертвовавшим своей жизнью ради друга, а не просто убитым в бою, но утащившим за собой сотни фашистов?

Вышло все, конечно, совсем не так, как ожидалось, и Картер застукала Стива за поцелуем с рядовой. Да, неловко вышло, и Роджерс даже последовал за Пегги, пытаясь как-то объясниться. Естественно, диалога не вышло, да и спорить, опять же, Стив не хотел. Тем более что Маргарет, кажется, была не из тех, кто долго обижается. Поколотит, если что, да и остынет.

А Старк заявился в расположение отнюдь не с пустыми руками, а вместе со щитом из вибраниума, который очень уж пришелся Стиву по душе. Картер, конечно, показала характер, засадив в щит несколько пуль кряду, но Говарда это только повеселило. Узнав причину произошедшего, он с усмешкой похлопал Стива по плечу и объяснил ему, что же такое фондю. Роджерс только виновато пожал плечами: ну откуда ж ему было знать?

Баки он, конечно же, ни о чем из произошедшего не рассказал, но и возможности такой не было. Придя в расположение, он не обнаружил там Джеймса и лег спать, так его и не дождавшись. А наутро все события вчерашнего дня казались не такими уж важными, чтобы о них сообщать. Даже снова поднимать вопрос отношений Стив не захотел и просто решил пустить все на самотек.

***

А Баки, кажется, нравилась их новая игра, и он охотно в нее вступил, не обращая внимание на то, как сложно стало Стиву. Может, Джеймс и правда давно этого хотел? Но чего именно? Чтобы Стив был Капитаном Америкой? Или ощущать себя напарником Капитана Америки? Но он ведь говорил, что не за ним идет... Сложно, все слишком сложно, и становится еще сложнее, чем дольше ты об этом думаешь. С момента того разговора они ни разу не общались без посторонних глаз, и это порядком раздражало. И вот сейчас, когда Баки перебрался поближе, Роджерс напряженно вздохнул, задушив в себе желание толкнуть Баки в плечо, опрокинуть на спину, и, нависнув над ним и ткнув пальцем в грудь, спросить, а не хочет ли он перестать заниматься этой ерундой? Но ведь Стив сам согласился на это, так что придется смириться. Лишь бы Баки был доволен.

- Я пойду вперед, - серьезно и сдержанно ответил Роджерс, чуть отодвигаясь от Баки. - Зачищу огневые позиции, открою ворота, а потом уже устроим облаву. Не хочу, чтобы парни рисковали попасть под обстрел.

0

26

Стив казался сосредоточенным и собранным...а, собственно, почему казался? Перед миссией нормальные люди именно такими и являются, это Баки пытается хохмить и сверкать беззаботной улыбкой, будто им не базу Гидры уничтожить надо, а утренник в младшей школе провести.
Баки уложил подбородок на сплетенные на земле руки, покосился на профиль друга, к которому привыкал все больше.
- Отличный план, Стив, - не скрывая сарказма в голосе, произнес Баки, снова переводя взгляд на базу Гидры, - Сделать основную работу самому, а потом пустить нас по безопасному коридору в... курятник. Помнишь, что я говорил тебе сделать, точнее, чего НЕ делать? Я просил не недооценивать нас. И не жалеть. Это война, Стив, а не увеселительная прогулка, мы рискуем постоянно. Как мы победим, если будем пытаться избегнуть риска? Как мы победим, если будем думать о том, как не проиграть, а не о том, как выиграть? - сержант покачал головой. Приподнялся на локтях, достал из внутреннего кармана карту местности и снова опустился рядом со Стивом - плечом касаясь плеча. Будто не заметил, что тот от него отшатнулся в первый раз.
- Слушай сюда, мой храбрый капитан, - Баки провел ладонью по измятой поверхности карты, разглаживая ее, - На базу официально один вход, он же выход, но видишь этот лысый холм к западу от базы? Разведка донесла, что к нему есть дорога. Замаскированная, но есть. И ведет она ровно в никуда. Стал бы кто-то проводить дорогу в никуда? Не думаю. Фрицы, конечно, сучьи потроха, но не идиоты. Думаю... нет, практически уверен, что там черный вход на базу. Можно попытать счастья так. А можно втихую влезть на базу, перевалить наблюдателей на вышках и запустить пацанов в танки. А вот там уже можно и пострелять, по базе в том числе. Правда, скорее всего, если там есть какие-то секретные документы или важные шишки, их успеют эвакуировать, а нас не настолько много, чтобы отправлять туда отряд перехватывать. В общем, разведданные я донес, видением операции поделился, а решать все равно тебе.
Он умолк, искоса поглядывая на Кэпа.
На самом деле, подсознательно, Джеймсу дико хотелось, чтобы тот снова смотрел на него тем своим восхищенным взглядом. Но не потому, что Баки Барнс - единственный, кто обращает внимание на сопляка-Роджерса, а потому что - хороший боец, хороший сержант, хороший друг. Равный. Нет. Лучший.
В самых смелых своих мечтах Баки спасал Капитана от Гидры, медведей, медсестер, всего мира. И снова видел почти-влюбленный синий взгляд, но на сей раз он значил куда больше, чем в прошлой жизни, до войны.
И так же подсознательно, Баки понимал - хер ему, а не лавры спасителя. Перепрыгнуть пропасть, разделяющую их силы и возможности сейчас, казалось еще сложнее, чем тощему астматику перегнать здорового и тренированного солдата на марш-броске с полной выкладкой.
- Ну одно бы я рекомендовал однозначно, - добавил Джеймс, проследив взглядом, как отползают в лес остальные члены их отряда. В паре миль они оборудовали что-то похожее на лагерь и там даже можно было осторожно жечь костер,  - Начинать операцию ночью.

0

27

Баки много говорил, но говорил он не то, с чем Стив мог согласиться. Барнс поднимал вопрос победы, но о какой победе шла речь? Победа в войне от них совершенно не зависела, они выполняли совсем иное задание, которое могло только в некоторой степени повлиять на ее исход. Да и как можно в войне победить?.. Мир, может, когда-нибудь и восстановят, бои завершатся, но это не станет победой ни для одной страны, ввязавшейся в эту кровавую войну. Впереди - только скорбь матерей и жен и множество разбитых судеб.

Пока Баки говорил, Роджерс молча смотрел на него, и его глаза становились все больше похожими на норвежские ледники - такими же насыщенно-голубыми и такими же холодными. Похоже, Джеймс до сих пор не понял, что Стив был здесь не на позициях того, кого требовалось учить или кому нужно было подавать пример. И тем более не стоило пытаться перетянуть одеяло на себя и поставить свое мнение выше мнения Стива. И даже "решать все равно тебе" Барнса прозвучало в голове Капитана как откровенная манипуляция, тем более что прежде так уже не раз бывало. Внутренний голос запротестовал против такого положения вещей, и, дослушав, Роджерс покачал головой в знак несогласия с Джеймсом.

- Жалость и уменьшение рисков - это разные вещи, - монотонно и как-то отстраненно проговорил Стив, вглядываясь в холм, на который указал Баки. - Как начнет смеркаться, схожу и проверю, есть ли с западной стороны черный ход. А вы сидите тихо и ждите знака, - он перевел взгляд на Барнса и добавил: - Ничьей больше жизнью я рисковать не намерен.
Разве что своей. Хотя Стив сомневался, что на этой базе Гидры его поджидает что-нибудь представляющее опасность для жизни Капитана Америки, суперсолдата с чудотворной сывороткой в крови. Со стороны эта база не представляла из себя ничего особенного, кроме, разве что, устрашающего внешнего вида.

- Идем отсюда, - буркнул Стив, оглядываясь, чтобы убедиться, что все уже покинули обзорные позиции и отправились к лагерю.
Да и Капитану хотелось поскорее избавиться от этого самоуверенного и надменного взгляда Баки, от его невозмутимого тона, от сарказма в его словах и от этого не-выно-си-мого тактильного контакта плечом к плечу, которого было то ли слишком много, то ли слишком мало.

0

28

Стив бы согласился. Стив бы, наверное, согласился со всем, что предложил бы Баки.
Кэп - не Стив. У него есть свое мнение как лучше и он уверен в том, что делает.
Это... это было хорошо. Баки с удивлением для себя отметил, что такой выбор Капитана ему понравился больше, чем понравилось бы согласие.
Первой реакцией на тон друга было - отстраниться. Иди, капитан, куда шел, Б-г в помощь и в справку печать, я ль тебе сторож.
Но если Стив изменился, то сам Барнс не особо. И его охватил почти охотничий азарт: проверить, имеет ли он еще хоть какое-то влияние на друга. Азарт подогревался страхом узнать отрицательный ответ, и самоубийственная бравада толкала вперед.
Он удержал капитана за плечо, мол, подожди.
Откатился чуть в сторону, переворачиваясь на спину и глядя в серое небо почти веселым взглядом.
- Они ушли, Стив. Можешь бросать изображать Капитана, - Баки повернул голову, снизу вверх глядя на Стива и храня на губах тень улыбки, - Знаешь, я успел по тебе соскучиться. Кэп очень суровый, - он засмеялся, легко и беззаботно, - И Капитан Америка - отличный лидер. За него бы я с радостью умер. Но, черт, сейчас я хочу видеть своего лучшего и единственного друга. Могу я рассчитывать на такой подарок перед миссией? Можем мы поговорить как раньше?..

0

29

Скрепя сердце, Стив выдохнул, ощутив на плече руку Баки, который тут же отпрянул, улегшись на траву. Роджерс развернулся лицом к нему и, оперевшись на локоть, остался лежать рядом - правда, стараясь не прикасаться и даже запрещая себе думать о такой возможности. После слов Джеймса он сощурился и сдержанно улыбнулся: умер бы за Капитана, значит? А за прежнего Роджерса?
И он еще спрашивал, может ли на что-то рассчитывать! Да вся жизнь Стива сводилась к одному только Баки и, казалось, тот принимал как данность то, что любое его пожелание могло исполниться, если, конечно, Роджерс вообще был способен его исполнить.
- Конечно, можем, - ответил Стив, внимательно глядя на лицо Баки. - Только не нужно со мной спорить, хорошо? Я принял решение и готов нести за него ответственность.
Смотреть в глаза Барнсу сил не было. Все равно Стив ощущал себя безнадежным неумехой рядом с таким уверенным - или даже самоуверенным - Баки. И хоть он сейчас смотрел куда-то вглубь серых туч, все равно хотелось куда-то деть глаза. Вот, хотя бы на шею. А, нет, мерно пульсировавшая на его шее сонная артерия только отвлекала. На лоб тогда. Но эта дурацкая выбившаяся прядь волос... так и хотелось протянуть руку и откинуть ее со лба Джеймса. Вздохнув от безысходности, Стив опустился на землю рядом с Баки и тоже поднял взгляд в небо. А к ночи, наверное, будет дождь, подумалось Роджерсу.
Впереди была очередная схватка с Гидрой, и чем дольше Баки будет оставаться в засаде, в относительной безопасности, считал Стив, тем больше пользы делу принесет Капитан Америка. У Стива Роджерса был низкий КПД в сравнении с Капитаном. Роджерс слишком уж заботился о своих людях, а Капитан... Капитан мог успешно выполнять задание, да еще и в одиночку, но только тогда, когда не отвлекался на других, когда не был просто Стивом, парнем из Бруклина.
- После этого задания я точно буду согласен выпить пару кружек британского эля, который Тим все грозился достать. Может быть, после этого я даже узнаю имя какой-нибудь из медсестер в расположении, - с усмешкой проговорил Роджерс, а потом, повернув голову к Баки с совершенно наивным взглядом добавил: - А впрочем, зачем?
Тихо рассмеявшись, Стив подумал о том, что, если в прошлый раз от гнева Картер его уберег щит, то во второй раз она ведь и подстрелить может. Да, можно было бы рассказать Барнсу эту забавную историю, но как-то не хотелось. Она была... неуместной, что ли.

0

30

Это был потрясающий переход. Только что Стив метал взлядом синие молнии, готов был жечь врагов толпами, да так, что от этой готовности друзьям не по себе становилось, и вот - расцвел, растаяли норвежские льды, искривились губы в улыбке, почти мечтательной, будто лежат они не перед базой Гидры, а на цветочном лугу, и в планах только грибов к ужину насобирать.
Баки улыбнулся в ответ, даже кивнул на "не нужно со мной спорить". Окей. Давай пройдем эту миссию так, как хочешь ты, не будем портить момент и вообщ...
Медсестры?
Где-то в безымянной волшебной стране умер один единорог.

Баки судил по себе и потому "а зачем" воспринял как "а зачем вообще знать, как этих медсестер зовут". Ну что ж. У Стива был хороший учитель. Улыбка Джеймса стала будто натянутой, когда он пожал плечами и отвел взгляд.
- Я бы советовал, вообще-то, узнавать, как их зовут. Извини за то, что снова лезу с советами, но, Стив, ничто так не заводит девушку, как ее собственное имя, нашептанное ей на ушко с особой нежностью. Присмотрел кого или... все равно?.. - в заговорщицки брошенном взгляде читалась глухая тоска.
...а ведь ему, вроде бы, даже отчасти хотелось, чтобы Стив стал таким же, как он сам. Испачканным. Но теперь это почему-то било в самое солнечное сплетение, неуместно-больно.
- Ты скажи, которая тебе нравится, дай мне час, и я тебе полное досье накопаю, - Баки подмигнул. Лучший друг, наверное,  и должен так себя вести. Помогать, подсказывать, девчонок подсовывать посимпатичнее, - А к досье и запасные ходы для взятия крепости. И, может, наконец-то на танцы толково сходим.
Ага. Сходить на танцы, познакомиться с чудесными медсестричками, а дальше...
Воображение почему-то рисовало не себя с очередной красоткой, а Стива - с ней же. Как он ведет губами по чужому покатому плечу, как вскидывает взгляд, хлесткий и горячий, как подрагивают широкие ладони, сжимая тонкую талию под шелковым платьем и как приоткрываются губы, ловя судорожный выдох из пухлого красного девичьего рта.
Так. Стоп. Хватит.
Баки резко перекатился на живот, устроил подбородок на предплечье.
- А эта... Пегги Картер ревновать не будет?.. - будто бы кстати спросил Баки.
Правильно, определяем возможные цели ударов ракет земля-земля.
Иди нахрен, внутренний голос.

0

31

Сначала Стив недоуменно смотрел на Баки, непонимающе хлопая глазами, словно Баки внезапно заговорил на неведомом ему языке. Потом он начал краснеть и раскраснелся в итоге так, что горели не только щеки, но и все лицо с ушами вместе. Когда Баки наконец-то договорил, Роджерс опустил ладонь поверх лица, давясь беззвучным смехом.
- Баааки, - даже как-то жалобно протянул Стив. - Ну я же не это имел в виду, - всхлипнув от смеха, он добавил: - Какие танцы, какие нашептывания, какие... взятия крепости? Извини, дружище, но дальше знакомства я идти не готов.
Отняв руку от лица все еще красный от смущения Стив сел и покачал головой, а плечи продолжали подрагивать от смеха. Ну нет же, нет! Война сейчас! Это Баки, наверное, успешно удается совмещать приятное с полезным, а Роджерс все-таки был не таким... многофункциональным.
- Пегги? - переспросил Стив, чуть нахмурившись.
Он не рисковал называть ее сокращенным именем. По крайней мере, пока что. А может, думал он, и не придется, с ее-то сложным характером. Но вообще-то не зря Баки поинтересовался насчет Картер. Да, она весьма ревнива, но и Стив ей не слишком уступает в ревности. Другое дело что Роджерс умеет отвлекаться - на войну, например, или на других девушек типа той же Лорейн. Опять же, этого Баки знать не стоило. Стив мягко похлопал Джеймса по спине и ответил ему так, как подсказывала примитивная логика:
- А как можно ревновать того, кто тебе не принадлежит? - он знал, что можно - еще и как! - но этот ответ ему показался лучшим из всех. - Капитан Америка не может иметь привязанностей. А Стива Роджерса всем знать необязательно, верно?

0

32

Румянец на щеках Капитана Америки. Это ж просто праздник какой-то.
Баки попытался замаскировать фырканьем смешок, но не вышло.
- Да ты не знаешь, от чего отказываешься, - хохотнул он, - Девушек знакомиться не надо, их... танцевать надо! А Пегги Картер, осознав, что на тебе и так бабы гроздьями висят, а ты, прикинь, знаешь, что с ними делать, глядишь, и посговорчивее будет.
Он услышал, но сделал вид, что не надо реагировать на "ревновать того, кто тебе не принадлежит". Ага, значит, друг детства первый раз втрескался, па-а-а-аздравляем! Пуф! Фейерверк, конфетти, фанфары и кабаре.
Шампанского, блядь, всем!
Конечно, Стива Роджерса всем знать необязательно. Вообще-то его никому знать и не нужно. Одного Барнса на тщедушную тушку хватит с головой.
- Она вообще ничего так, - поделился с другом впечатлениями Баки, вспоминая лейтенанта Картер в роскошном красном платье, которое та надела - ох, да, детка! - только чтобы сообщить Стиву какую-то феерическую херню, - И, поверь мне, бро, она определенно тебя хочет. Я тебе как спец отвечаю: ни одна баба не напялит... и не возьмет с собой - бля! - на фронт красное платье, если только там на фронте нет никакого голубоглазого блондинчика, которого она не прочь была бы объездить. - он отлично понимал, как цинично звучат его заявления. Цинично, да. Но правдиво. Возможно, это заставит Стива действовать активнее. Возможно, это его оттолкнет от нее.
Подсознательно он надеялся на второе.
Достал из кармана портсигар, а из портсигара - папиросу, сунул в зубы, щелкнул зажигалкой, втягивая сизый дым и тут же выдыхая его в небо.
- Знаешь, а Стива Роджерса никто и не воспримет, - произнес Баки напускной беззаботностью, - Потому что никто не знает и не понимает тебя так, как я. - добавил он, глядя в глаза капитана с той теплотой, которой в его взгляде Стив раньше не замечал. Или не помнил. Большая ли разница?
Да. Большая. Баки улыбнулся - самоуверенно, но искренне, закусил изнутри щеку, будто пытаясь согнать с губ эту улыбку, слишком счастливую и довольную для военного времени.
Затравленность и отчаяние, чудившиеся за его взглядом, исчезли на какое-то время, но снова вернулись, дополненные чем-то, что разгадать, наверное, не под силу было бы и самому Баки. 
Никто не знает тебя. Никто не помнит тебя. Никто не был рядом с тобой - тогда.
И никто, слышишь, никто не видел тебя другим.
Кроме меня.
И вряд ли кто-то принял бы тебя сейчас тем, кем ты был. Раньше.
Кроме меня.

0

33

Замечание по поводу платья Маргарет слегка смутило Стива, но ведь Баки был абсолютно прав. По крайней мере, его аргументации было достаточно, чтобы Роджерс безоговорочно поверил всему им сказанному. Ну и не заметить таких непривычных, но лестных взглядов Пегги тоже было невозможно. Другое дело, что сейчас была война, и это не время для серьезных отношений, а с Картер, как казалось Стиву, несерьезных отношений нельзя было строить: она была выше всей этой военной грязи и неразберихи. Она была достойна чего-то большего, чем просто увлечение, которое может окончить даже одна шальная пуля.
Но еще больше Стива смутило то, что сказал Джеймс сразу после упоминания о Маргарет. Поймав его взгляд, такой неожиданно мягкий и внимательный, Роджерс даже растерялся: на такие вещи, наверное, полагалось что-нибудь отвечать, но что? До этого момента Стиву подобного никто и никогда не говорил. Но молчать тоже было бы неправильно. В итоге лучшей идеи, чем просто перевести все в шутку, он не нашел:
- Ну да, - рассмеялся Роджерс, наблюдая за тем, как клубы дыма папиросы растворяются в воздухе. - Конечно же, ты понимаешь меня лучше всех, потому и исковеркал смысл моих слов. Еще и Картер вспомнил, молодец.
Вообще-то Пегги знала прежнего Стива, и это тоже имело для него значение. Она знала, кем он был до того, как стать Капитаном Америкой. Да, вряд ли она могла бы восхищаться парнем, который был в полтора раза меньше нее самой. Да и самый большой букет, который он мог ей подарить, - это букет тех болячек, которыми обладал. Но Картер все же была знакома со Стивом до эксперимента, и они несколько раз общались. Это знакомство, конечно, не исчислялось годами, как в случае с Баки, но все же.
Стив вздохнул, оставив на лице еле заметную улыбку.
- Но ты прав. Только друг - это совершенно иная история, - сказал он, а потом, посмотрев куда-то поверх крон деревьев, добавил неожиданную даже для самого себя вещь: - Но если бы тебя и правда звали Бекки, то, наверное, я пригласил бы тебя на танцы, - похлопав Баки по плечу, Роджерс кивком головы показал, мол, пойдем. - Парни, наверное, уже заждались. Да и отдохнуть надо хорошенько перед вечерней вылазкой.

0

34

- О, какая честь, Стив, с ума сойти! Ты пригласил бы меня на танцы? Даже без красного платья? Нет, серьезно? А когда  - сейчас? А раньше бы пригласил? - вопросы сыпались, но пауз для того, чтобы услышать ответ, Барнс не брал, - Если бы меня звали Бекки... ха!.. так, поползли отсюда, а то сейчас засекут. 
Успокоиться сержант не мог до самого лагеря, даже передвинул винтовку за спину, чтоб не мешала жестикулировать обеими руками.
- И, чтоб ты знал, - Баки на ходу ткнул пальцем в плечо Стива, - Я был бы очень приличной девушкой. И до свадьбы тебе бы не дал. - резюмировал он, задрав подбородок и входя в лагерь, где тихо переговаривались о чем-то остальные члены отряда.

Они поделили дежурства на оставшихся несколько часов сна. Конечно, их дежурства с Роджерсом разнесли, так что Баки так и не выполнил свой план - подкрасться и рассказать еще за Бекки, которая уже успела трансформироваться в отдельную воображаемую личность и в которую Баки успел почти влюбиться.

Просыпаться посреди ночи и выползать из теплой палатки не хотелось, но впереди была миссия и, конечно, победа.
Баки зевнул, прикрыв рот кулаком, протер глаза. С каких-то пор эти сборы на задание, проверка и чистка оружия, распихивание по карманам всего необходимого стали привычным ритуалом. Боевые действия - тоже.
Капитан собрал небольшой свой отряд и он даже с интересом готов был выслушать более подробный план действий.
- Командуй, Кэп, - откликнулся Тим.

0

35

Кто бы мог подумать, что Джеймса так заденут слова Стива об этой самой Бекки! Он ведь сам придумал этот образ еще несколько дней назад, а теперь... Роджерс не мог понять, что же происходило теперь. Баки не был ни рассерженным, ни возмущенным, и эта неопределенность настроения Джеймса немного сбивала с толку Стива. Финалом этого словесного потока стало заявление о том, что женская версия Баки хранила бы целомудрие до свадьбы, но верилось в это все-таки с трудом. Стив так и шел молча рядом с Джеймсом, продолжая улыбаться его попыткам съязвить и в красках представляя все то, о чем он рассказывал.
- Была бы приличной - сам бы до свадьбы не взял, - шутливо подтолкнув своим плечом плечо Джеймса, рассмеялся Стив.
Вот только Роджерс никогда не смотрел на приличных. В колледже была очень милая девчонка, с которой они посещали несколько курсов вместе. Она была очень заботливая и внимательная, к ней всегда можно было обратиться за помощью, но нравились-то всегда другие. Неприличные, да. Такие нередко крутились вокруг Баки до войны и даже сами приглашали его потанцевать, а Стив наблюдал за ними, сидя за столиком и рисуя на салфетках какие-нибудь картинки.

До вечера планы Стива немного изменились. Тим убедил Роджерса взять его с собой в качестве прикрытия, и тот в итоге согласился. Теперь нужно было отправляться в путь, и Тим предложил еще раз обсудить со всеми их план.
- Мы с Дуганом идем вперед. Сперва проверим, есть ли ход с запада, либо найдем другой путь. В любом случае проберемся внутрь, уберем стрелков на вышках, откроем ворота и подадим знак к атаке. Ориентир - восточная вышка. До этого момента сидите тихо.
- Навскидку это все займет около часа, плюс-минус, - добавил Тим.
- Сержант, - обратился Стив к Баки, закрепляя за спиной щит. - Несешь ответ за остальных.

Пришлось действовать медленнее, чем ожидалось. На базе было очень много людей, чего никто ожидать не мог. Тим взялся за зачистку огневых позиций, а Стив поспешил к главным воротам, чтобы дать возможность остальной команде присоединиться к ним с Дуганом. Прошло больше часа, но возможности отследить время не было: Стив из-за спешки оставил часы в лагере.
Утащив еще двоих отключенных патрульных в темный угол, Роджерс прислушался: раздалась стрельба. Он поспешил туда по уже зачищенному пути, потому что, если они сейчас схватят, а то и убьют Дугана, доводить план до конца придется в одиночку, а гибель товарища Стив себе не простит.
И это был не Тим, это была остальная команда, которая непонятно почему уже оказалась за стенами базы и теперь отстреливалась от гидровцев. Запустив щит и сбив с ног несколько противников сразу, Стив поспешил на подмогу своим, как вдруг сбоку пронесся огненный то ли шар, то ли какой-то сгусток. Развернувшись, Рожерс уберег себя от серьезных ожогов, но пламя пролетело, соприкоснувшись с курткой и спаяв костюм Капитана Америки с кожей на плече. воспользовавшись теперь щитом, Стив поспешил к этому огнемету и впечатал стрелка в стену метрах в трех от него. Развернув огнемет, Роджерс направил его на окна пары небольших зданий на территории базы, очевидно, недавно отстроенных в дополнение к бункеру. С ним нужно было разобраться отдельно.
Разделавшись со зданиями, Стив поспешил к бункеру, оглядываясь вокруг в поисках возможной угрозы. Обнаружил на одной из вышек Дугана - значит, с ним все в порядке. Увидел своих уже у входа в бункер, но, стоило лишь пересечься взглядом с Баки, как что-то тяжелое с характерным звоном опустилось ему на голову. В глазах потемнело, и Стив рухнул на землю без сознания.

0

36

Баки хотел бы сам отправиться со Стивом, а тот взял ирландца вместо своего типа лучшего друга, но к решению и не прикопаешься - в группе кто-то должен оставаться за старшего, и этот "кто-то" должен иметь звание повыше рядового. Так что все по уставу - сержанта на группу, сам  - в пекло.
В ожидании сигнала Джеймс весь извелся. Курить было нельзя - засекут огонек и пиздец котятам, да запах дыма далеко стелется для некурящих-то, а кто этих гидровцев знает, может, они все не курящие. Может, им некуда.
Угрожающие шлемы в самом начале войны пугали до усрачки, но теперь Барнс знал, что воюют они с людьми и умирают они точно так же, как и обычные немецкие солдаты.
Время тянулось медленно, на базе было тихо, хотя залегший в кустах отряд вовсю следил за видимой частью вражеской территории. Ничего. Ни выстрела, ни вздоха.
После того, как прошел час, Баки начало слегка трясти от нервного напряжения. Воображение дорисовывало как Стив и Тим идут по подземному ходу на базу, а это оказывается ход сразу в бункер, и там их ждут, и ловят, и Стив уже привязан ремнями к железному столу, а над ним склоняются люди в белых халатах, утыкивают иголками, сцеживают кровь, разводят веки в стороны железными "когтями", вынуждая смотреть прямо на луч яркого света.
- Там слишком тихо, - прошептал Баки вслух, - Хрен его знает куда вел этот ход. Может быть, их схватили. Прошло уже больше часа.
- Дуган сказал плюс-минус час, - напомнил Жак, - Еще есть время.
- Ладно, ждем до половины, - решил он, - А потом выдвигаемся на помощь.

Потом, анализируя ситуацию, Баки пришел к выводу, что серьезной опасности он людей не подверг. Неоправданного риска не было: им сразу удалось захватить одно из орудий, при помощи которого в стане врага была посеяна паника, разрушение, беспорядок, все замечательно же шло. Сам он с азартом гончей ломился в сторону бункера, где, по его убеждению, и удерживали Стива, а Стива надо было спасти во чтобы то ни стало.
Когда его взгляд пересекся со взглядом Стива - свободного, живого и сравнительно невредимого, Баки не успел и выдохнуть облегченно - глаза его расширились, глядя на кого-то за плечом Стива, но крикнуть и предупредить он не успел.
...росту в этой махине было метра два с половиной. "Оплывшее лицо", какое бывает у глубоко контуженных, приоткрытый рот в корке засохшей слюны, лишенные всякого выражения глаза. И с середины короткой толстой шеи - металлический доспех, повторяющий контуры слишком мощного торса до пояса армейских брюк.
Одного удара кулаком ЭТОГО хватило, чтобы вырубить Капитана Америку, супер-солдата! На какой-то момент Баки испытал страх, но этот момент был коротким - потом он увидел лежащего на земле Стива - Стива, черт побери, Роджерса, а никакого не Кэпа, и вместо страха пришла злость.
Ах ты ж падла тупая железная.
- Бункер подрывайте, - гаркнул Баки остальной команде, -  А этим я займусь. 
Первый выстрел прошел почти мимо - пуля звякнула по металлическому горжету, а голем - звать его солдатом язык почему-то не поворачивался даже мысленно, издал короткий и глухой вой, и двинулся на Баки, замахиваясь снова огромной своей рукой. Баки пригнулся, подныривая под рукой врага, отпрыгнул в сторону, вскидывая "Томпсон" к плечу для следующего выстрела.  Пуль в магазине осталось не слишком много и Баки не был любителем стрельбы очередью, но сейчас... к черту. Часть пуль ушла в бронированный торс, не причинив тому ни малейшего вреда, а несколько попали в голову. Баки не опускал оружия, обалдело глядя, как голем с продырявленным ртом и глазом делает еще пару шагов вперед, уже не так уверенно.
Он выстрелил еще раз. Пуля попала точно в лоб и на сей раз голем таки упал ему под ноги, и земля, казалось, содрогнулась.
- Нихеражсебе, - выдохнул Джеймс. Но удивляться времени не было - из бункера бежали по лестнице Джим и Дернье, Тим достреливал кого-то из очередной гидровской чудо-пушки.
- Тут сейчас все в воздух взлетит, бегом!
Баки подбежал к все еще лежащему без сознания Стиву, с трудом - не то, что раньше, вымахал, ишь! - приподнял, взваливая его руку себе на плечо. Второй Джеймс поспешил подставить свое плечо и едва они успели пересечь периметр разоренной базы, сзади раздался оглушительный взрыв.
- Точно все подорвали? - уточнил Барнс.
- Ага, - отозвался Дернье.
Они остановились на холме, с которого наблюдали базу еще несколько часов назад.
- Что там внутри-то было? - спросил он у ребят по пути в лагерь, куда они тащили Капитана. 
- А бес его знает. Лаборатория какая-то. - ответил Джим.
- Медики были?
- Были. И клетка пустая здоровенная.
- Ага. Кажется, я знаю кто там сидел. Аккуратно, сюда, вот так, под голову плащ подложи, я держу, - Баки придерживал голову Стива за затылок, пока Тим сворачивал плащ-палатку. Но Стив дышал вполне ровно и не выглядел умирающим, а из повреждений, кроме рассеченной на затылке кожи, он при первом приближении диагностировал опаленное плечо... впрочем, уже выглядящее вполне неплохо. Джеймс даже провел пальцами по розоватой новой коже, чтобы убедиться и на ощупь - заросло, быстро-то как, обалдеть.
- Костер?
- Не, уходить надо, пока авиация не прилетела.
- Капитана надо в чувства привести.
- Как? Пощечину? Или целовать его прикажешь?
- Вот Барнс пусть и определяется. Баки, хватит на Кэпа пялиться. Буди его и уходим.

Баки бросил на Дага недобрый взгляд и осторожно потряс Стива за плечо. Помогло не особо.
Бить по лицу не стал - да и хлопками по щекам это назвать нельзя было - погладил, скорее.
- Капитан, подъем, уходим, - тихо позвал он.

0

37

Фоном играла приглушенная музыка довоенных времен, были слышны чьи-то безмятежные разговоры, а Стив стоял посреди комнаты в своей квартире и смотрел, как солнце пробивается сквозь листву за окном и даже через старенькие желтые шторы освещает часть комнаты, греет его ладони и заставляет дрожать узор из теней на полу. Было так легко и спокойно, что, почувствовав какой-то шум и ощутив толчок в плечо, Стив поморщился: нет, он никуда отсюда не пойдет, он хочет остаться здесь хоть еще ненадолго. А потом он услышал голос, настолько родной, что он не мог его не узнать. И этот голос звал его.
Открыв глаза и увидев перед собой Баки, Стив резко прижал его ладонь к своей щеке, вцепившись в нее пальцами.
- Я в порядке, в порядке... - прошептал Роджерс, ощущая тепло ладони на щеке.
И возвращение уже не казалось таким уж неприятным.
Поднявшись на ноги, Стив провел по затылку рукой, ощутив запекшуюся кровь на волосах, после чего, опираясь на Баки, поспешил вместе со всеми прочь из лагеря. Он пытался разглядеть лица остальных или хотя бы просто пересчитать всех по головам, но после нескольких безуспешных попыток он решил просто спросить Баки:
- Все на месте?
И с облегчением выдохнул, услышав ответ.

Уже в расположении, приняв душ и отмывшись от грязи и крови, Стив переоделся, но накинул старую куртку с обожженным рукавом - за неимением другой. Выйдя на улицу, он встретил одного из офицеров, который сообщил, что сегодня в расположении организуют что-то вроде праздника по случаю удачной миссии. Стив сдержанно улыбнулся и пожал плечами, мол, как пожелаете.
Хотелось зайти проведать Адама, рассказать обо всем произошедшем и увидеть в его глазах одобрение, которого, честно признаться, все-таки не хватало здесь, на войне, но сперва нужно было доложить обо всем Филлипсу.
- Ты как? Память не отшибло, надеюсь? - спросил полковник первым делом.
- Никак нет, полковник, - с улыбкой ответил Стив.
- Вольно, капитан, - усмешка сошла с лица Филлипса, и он спросил уже серьезно. - Ты почему в одиночку полез на базу? У тебя есть команда, готовая ринуться в бой, а ты их на привязи держишь, пока сам рискуешь.
- Никакого риска не было, - ответил Роджерс. - Все шло по плану...
- Да? В твоих планах было обзавестись ожогами? - Филлипс посмотрел на рукав куртки Стива. - Или ты намеренно подставил голову, чтобы тебе череп раскроили?
- Нет, зачистка прошла тихо, но команда двинулась в атаку раньше, чем получила на это отмашку... Это моя вина, что я не переориентировался по ходу.
- То есть ты хочешь сказать, что они ослушались приказа? Ну это вообще ни в какие ворота, Роджерс! Что за разброд у тебя в команде? Еще и делают все, что им вздумается.

После разговора с Филлипсом Стив остался не в духе. Он вышел из его кабинета и, постояв пару секунд, как будто аккумулируя в себе всю эту злобу на самого себя, на свою команду и на эту проклятую войну, пошел к выходу. Сердито толкнув дверь, он вышел на улицу, где увидел Баки с Гейбом. Бросив на них короткий взгляд из-под нахмуренных бровей, он прошел мимо, направляясь в госпиталь и надеясь, что уж Блит-то найдет слова, которые вернут его в хорошее расположение духа.

0

38

with Steve Rogers

- Какая муха его укусила? Гейб, ты это видел? - Баки повернулся к сослуживцу, возмущенно кивая на дверь госпиталя, за которой скрылся Капитан. - Мы отлично сработали, мы все вернулись, ни одного ранения! И полковник доволен, что не так?
Габриэль пожал плечами.
Он мог бы сказать, что на пленке все выглядит куда более симпатично, героично и просто. Собрались, отпиздили фашистов, выпили пива с виски в баре, и дальше мир спасать. А на практике все люди, у всех своя тонкая психика, и Капитан Америка - не исключение. Но Габриэль промолчал, а Баки вдруг подумал о том, что "Воющие коммандос" были частью его полка. Он сидел в одном окопе с Гейбом и Тимом еще до того, как Стив стал Капитаном, и, может быть, сейчас... ну, Баки же остальными как друг воспринимается. А Стив - как капитан. Вот и штормит башку блондинистую, и шатается от "розовые пони на лужайке" до "я не с ними".
Или не в команде все дело. А в Баки.
Нет, нет, это ни в коем случае, не может быть, потому что быть не может никогда.
Ненужные мысли из головы он вымел, а со стивовыми перепадами настроения надо было что-то делать все равно.
- Пойду, разберусь, - буркнул Баки Гейбу.
Гейб хлопнул его по плечу, сжал пальцы - "я с тобой, приятель".
- Не задерживайтесь долго. Наши уже пьют, а без сержанта с капитаном - это не дело. - бросил через плечо солдат, направляясь в сторону таверны.

Баки только-только приваливается плечом к стене у входа госпиталя, когда оттуда выходит Роджерс.
- Пройдемся? - предлагает Джеймс, засовывая руки в карманы.
Проходка у него расслабленная и, кажется, нетрезвая, но алкоголем от него не несет, да и взгляд чистый.
- Расскажешь мне, что не так? - прямо спросил Баки, когда они дошли почти до края деревни, уходящего в сосновый лес. Чуть подается назад, лопатками утыкаясь в пахнущий горькой смолой ствол.
- Что не так? - пожимает плечами Стив. - Да все не так. И Филлипс еще нагоняй устроил.
Баки вздыхает. Филлипс его волнует меньше, чем "все не так".
- Стив, я твой друг, - он дергает рукой, желая, как раньше, устроить руку на шее Стива, но не доносит ее и до половины пути, снова сует в карман. Кажется, не стоит сейчас, - И как я смогу понять и помочь, если ты мне ничего не объясняешь?
- Ну... - собравшись с силами, выдыхает Стив. - Если вкратце, я никудышный командир, и команда у меня такая же. А все почему? - Стив поддевает носком сапога опавшую листву и старается не смотреть Баки в глаза. - Потому что, оказывается, даже мои приказы для нее ничего не значат.
Он думает довольно долго, прежде, чем ответить.
- Ты необычный командир, Стив. Тебе дорог каждый из нас, и ты печешься о наших жизнях. Мы не просто команда, мы... Да мы почти семья. И либо ты принимаешь ситуацию такой, какая она есть - не стандартный вариант "Кэп сказал, все построились", а... Банда братьев по оружию. С херовой субординацией, но готовых друг за друга хоть в ад. Или просто строишь всех нас, не так-то уже нас у тебя и много, и вставляешь нам по первое число, объясняя, кто тут папка и почему твое слово закон. А то ты хочешь, прости, и на хуй сесть и девочкой остаться, - Баки коротко смеется, - мы не дожидаясь сигнала пошли не потому, что чхать хотели на твой приказ. Мы пошли, потому что волновались за тебя. А волновались мы, потому что тебя любим. Понимаешь? - Баки пытается поймать ускользающий взгляд друга, но тот глядит куда угодно, но не в глаза.
Так проще, говорить "мы", вместо "я", и так это все звучит даже очень благородно.
Стив усмехается, продолжая смотреть себе под ноги.
- Вряд ли Филлипса это объяснение устроит. Я все понимаю, Баки, правда, - моргнув, он все же поднимает взгляд на Джеймса. - Но я ощущаю себя здесь не на своем месте. Ты был бы отличным Капитаном Америкой. Лучше, чем я. Иногда я думаю, что так все было бы на своих местах. Ты больше похож на героя. А я... просто, как всегда, был бы рядом с тобой.
Роджерс виновато улыбается, будто прося прощения за эти мысли.
Как же ему хотелось это услышать! Он мечтал о подобной фразе уже долгое время, но теперь, когда Стив стоит напротив и смотрит себе под ноги, видя там собственную щуплую тень, сердце сжимается от боли, тоски и чувства вины.
Баки плюет на условности, тянет руку к шее Cтиав, большим пальцем оглаживает гладкую щеку.
Он не имеет права ломать героя Америки в угоду личным амбициям. Свое признание от Стива он получил, а чужого ему и не надо. Черт с ними, с чужими восхищенными взглядами.
- Я не был бы отличным Капитаном Америкой, Стив, - мягко говорит Баки, - Я слал бы людей на смерть. Я бы не оборачивался. Я был бы идеальным солдатом, но я не лучший человек, поверь. А ты... - он выдыхает чуть рвано, притягивая друга за шею и утыкаясь лбом в лоб, - Ты не идеальный солдат, но ты очень хороший человек, Стив.  Сыворотка - херня. Не думай о ней.Ты был настоящим героем еще до того, как тебя в два раза разнесло. Я тебе этого не говорил раньше, но лучше поздно, чем никогда, - Баки отстраняется, чтобы видеть глаза, тянет улыбку, чуть кривую и чуть насмешливую, привычную свою улыбку, - Я всегда тобой восхищался. И к черту маску Кэпа - просто будь тем, кто ты есть. Стивом Роджерсом, хорошим человеком, моим другом. Я в тебя верю .

0

39

Стив кусал губы, растерянно опустив взгляд и залившись румянцем. Это было всего лишь легкое прикосновение к щеке, но оно обжигало, как раскаленный металл. Роджерс задержал дыхание, стоило Баки оказаться еще ближе и прижаться к его лбу. Тело податливо откликнулось на это движение, и Стиву взять бы сейчас и притянуть Баки к себе, сжав в объятии, но мысли о том, как такое воспримется самим Баки, помешали это сделать. Да, сейчас никого рядом не было, но воспоминания о Бекки были еще слишком сильны, и давать повода для очередных насмешек не хотелось.
Удивительно, но Джеймс сразу нашел слова, которых Стиву давно не хватало. Он ведь хотел отправиться на войну не затем, чтобы воевать против немцев, а затем, чтобы доказать, что чего-то стоит - себе, Баки, другим. И Джеймс это понимал еще тогда. Понимает и сейчас.
Когда Баки отстранился, Стиву захотелось вернуть все назад, на мгновение раньше, потому что так было хорошо и спокойно. А теперь этого уже не хватает. Этого недостаточно. Роджерс взволнованно посмотрел на Джеймса, ловя его взгляд с обычной для него улыбкой-ухмылкой. Похоже, Капитана слишком сильно огрели, и он еще не до конца пришел в себя. Чуть тряхнув головой и облизнув пересохшие губы, Роджерс отступил на шаг, натянуто улыбнулся и, казалось, только теперь вспомнил о том, что нужно дышать.
- Спасибо, Баки.
Он оглянулся в сторону деревни. Там ведь начинают пиршество, а его виновники скрываются чуть ли не в лесу. Неправильно это... наверное. Как минимум, нужно было показаться и выслушать хотя бы один тост. Лишь бы его самого не заставили ничего говорить.
- Пойдем? - вкрадчиво спросил Стив с легкой неуверенностью во взгляде, как будто ожидал, что Баки откажется - но он не ждал, а надеялся на это, хотя понимал, что это было бы уже слишком. - Без нас праздника не будет. А Тим вроде бы действительно достал эль.
По-дружески хлопнув Баки по плечу, Роджерс развернулся и побрел в сторону поселения, откуда уже доносились радостные возгласы и даже какая-то музыка.

0

40

- Да, пойдем, - вздохнул Баки не то облегченно, не то чуть разочарованно.
Некоторое время он смотрел в спину Стива, но потом мотнул головой коротко и побежал следом, догнал, опустил руку на плечо, приобнимая на ходу. Как еще друзьям полагается идти что с пьянки, что на пьянку? В обнимку, конечно же!
- И Тим действительно достал эль. Кажется, выменял у британского легиона на подштанники знаменитого Капитана Америки, - вещал Стиву Баки, на ходу, улыбаясь во весь рот. У него было ощущение, что он уже пьян, хотя не пил ничего. Наверное, это облегчение от того, что все, кажется, разрешилось, сыграло с ним такую шутка, - Или на приглашение присоединиться к пьянке с самим. О, я не знаю. Доберемся увидим. Мне уже третью неделю хочется напиться. Сомневаюсь, что там хватит эля, чтобы прямо петь про Донала МакГиллаври, но в конце-концов еще есть бурбон и что-то из местных... напитков. Во мне проснутся мои шотландские корни и британцы заберут меня к себе как потерянного брата. Но нет. Я не дамся. Зачем мне какая-то королева, когда...  О, Джеймс, а ты чего не на пьянке? - за болтовней Баки едва не уткнулся в идущего навстречу соратника.
- Я вас всюду ищу! Куда запропастились?
- Важное стратегическое планирование, - довольно ответил Баки.
- Вдвоем, небось, праздновать начали? - сощурился подозрительно солдат.
- А то, - ухмылка Баки стала почти неприлично широкой, - Но не плачь, малышка, папа с мамой уже вернулись, и теперь все будет хорошо.
Не хочешь, чтобы о тебе шутили в определенном контексте? Выход есть! Шути первым.
Джеймс засмеялся, а следом за ним и Баки, дружный хохот из таверны наверняка раздавался по другим причинам, но сейчас Баки чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы присоединиться с чистой совестью.
Ну, почти чистой.

Разговор за столом давно уже разбился на кружки по интересам и обмену опытом между "коммандос" и действительно небольшим отрядом британских солдат, части которых Джим сейчас втолковывал, что он не китаец, не кореец, не японец, а гавайец, значит - американец, и все тут.
- Кто ты такой и куда дел Баки? - Даг со стуком опустил пустой стакан на деревянный стол и испытующе уставился на Баки. Взгляд у ирландца был не совсем трезвый.
- Не понял? - Баки оторвался от созерцания виски на донышке надцатого за вечер стакана.
- Ты за сегодня ни одну девушку не привел за стол и ни с кем танцевать не сбежал. Это на тебя не похоже, приятель.
Сержант усмехнулся, пожимая плечами.
- Может быть, я решил, что хочу как можно больше времени проводить с теми, кто мне действительно дорог? Со своими друзьями и братьями по оружию, например? - хмыкнул он, поднося свой стакан к губам и поверх него гляда в глаза Капитана, сидящего напротив, так, что у того не могло возникнуть сомнений - сейчас Баки говорил именно для него.
- О, вот можешь же быть душкой, когда хочешь, - Тим сделал вид, что утирает слезу.
- Я охрененная душка в бою, Тим, - огрызнулся Баки, - Я твой зад прикрываю. И не только твой, кстати.
- Он всегда был таким... несносным? - будто бы не услышав ответа Баки, спросил у Стивена Даг.
- Мне надо отлить. Можете пока посплетничать обо мне, разрешаю, - милостиво хлопнув Тима по-плечу, Баки встал из-за стола и направился в сторону выхода из таверны. Уборная была на улице.
Свежий воздух окончательно убедил его в том, что напиться не вышло и на сей раз.
Возвращаясь из уборной, он думал об авиационном спирте. Может быть, в следующий раз стоит пить что-то крепче сорока градусов? Говорят, у русских тоже есть какой-то совершенно убойный спирт.
Перед входом в таверну замешкался, повернул назад, опустился на землю рядом и достал сигарету из внутреннего кармана кителя. Хотелось немного посидеть на свежем и прохладном воздухе, посмотреть на высокое осеннее небо, усыпанное мелкими звездами, но одиночество скоро было прервано вопросом, с настолько сильным британским акцентом, что Барнс сначала даже не понял.
- Сигарету? Конечно, пожалуйста. - он протянул пачку одному из пивших с ними британцев, тот взял сигарету, но уходить не стал, опустился на ступеньки рядом.
- Как тебя зовут?
- Джеймс Барнс. Из отряда Кэпа.
- Тогда почему все зовут тебя Баки?
- Тогда почему ты спрашиваешь, если знаешь, как меня зовут? - взвился Барнс, бросая недовольный взгляд на британца.
- Ну надо же с чего-то начинать разговор.
- Кто сказал, что я хочу говорить? - фыркнул Баки.
- Хорошее начало, - кивнул британец, выдыхая дым. Повернулся к Баки, протянул ему руку для пожатия, - Сержант Райян О'Райли. Из отряда Ее Величества, правда, она с нами только морально.
- У тебя брата, случайно, не было тут?.. - вдруг притих и присмирев, спросил он.
- Нет. Все мои братья в Дерри. Слишком малы, чтобы идти на фронт.
- Это хорошо. Так о чем ты хотел поговорить? - теперь голос Барнса звучал вполне дружелюбно и даже тепло. Заставил себя. Осознал. Сегодня ты хамишь человеку, а завтра он принимает пулю, которая могла стать твоей, а у тебя нет возможности даже "извини" ему сказать. Осторожней надо быть.
Показалось почему-то, что судьба дает шанс исправить ошибку, и этим шансом он собирался воспользоваться.

0


Вы здесь » HEROES FALL » INTRODUCTION » In The Mood


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC